g_zharkov (g_zharkov) wrote in chto_chitat,
g_zharkov
g_zharkov
chto_chitat

Симон Соловейчик Ватага Семь ветров

На прошлой неделе писал о книгах, которые нас выдают...

Непосредственным поводом для того поста была книга "Ватага Семь ветров" Симона Соловейчика

Эту книгу я впервые прочел в 9 классе и перечитывал ее потом не очень часто. И каждый раз создавалось впечатление, что автор

«заранее знал» в какие очередные психолого-педагогические, карьерные, да и личностные дебри занесет меня моя

как сказали бы сейчас «жизненная линия». Или наоборот, я сам, вполне бессознательно, повторял сюжеты из жизни провинциальной, но глубоко городской школы № 14 (в своем городе я живу и по сию пору напротив школы с таким же номером, и даже работал там одно недолгое время). 

Примеры: мудрый директор поместила мой первый психологический кабинет на первом этаже своей школы «стекляшки». И однажды ЧЕРЕЗ ОКНО ко мне залезла целая банда «трудных подростков», которых через дверь – не то, что к психологу, в саму школу-то заманить было невозможно. Для чего? Поговорить. Нет не в смысле «поговорить», а реально поговорить… «И началась эпоха больших разговоров». Продолжается она, собственно до сих пор, и я только на лекциях называю это умным словом

«индивидуальное консультирование».

Еще со старшеклассниками юридического класса, потом со студентами-юристами разбирали перипетии суда над декабристами, вот, где кипели подлинные страсти! Ну да, конечно, можно назвать это «проблемным обучением», но то, что педагогика – это

СТРАСТЬ опять-таки показал Симон Львович. Правда, вот сейчас я перешел на более абстрактные сюжеты… Еще первый раз

читая его книги постоянно задавал себе вопрос: а почему его герои ничего не боятся? Почему им все можно? Недаром его

манифест называется «Человек Свободный». Видимо, этой степени свободы я до сих пор, каюсь, не достиг.

И нелюбви у нас общие – «классическая» (точнее «советская» дидактика и «теория воспитания»), которую ныне выдают за «технологии». Поэтому и от курса педагогики бегал всю жизнь… Но он ко мне возвращался с завидным упорством. Потом,

после очередного (как я сказал – редкого прочтения) «Ватаги семь ветров» сформулировалось – педагогика наука

о любви и власти. И с тех пор все стало гораздо проще (уж не знаю, согласился бы со мной почтенный Автор).

Конечно, может быть смешно начинать и заканчивать лекцию или консультационную сессию явным акцентом или ударной нотой,

«открытой моралью», как это делал Соловейчик во всех своих книгах, но ведь это и превращает их в событие, не правда

ли?Когда современная молодежь (вот и я уже перестал быть и молодежью и современным) рассуждает о

«матрицах», о сформированности и просчитанности нашего мира и бытия, мне немного смешно - это разве матрицы…

Вот в советские годы были матрицы так матрицы. Но с другой стороны, хотя дорога, конечно, ограничивает – дорогу-то мы

выбираем сами. И идем по ней, держа где-то подмышкой какие-то книги. Я вот – ватагу семь ветров. 

  
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments