Соколов Игорь (rakudajin) wrote in chto_chitat,
Соколов Игорь
rakudajin
chto_chitat

Category:

Сагоромо Моногатари

"Как ни жаль, что проходит весна юности, удержать её невозможно. Миновал двадцатый день третьего месяца. Сад оделся зеленью, и глицинии на острове распустились столь пышно, что казалось, их гроздям висеть не только на соснах, а на всех деревьях, ожидая прилета горной кукушки. Махровые горные розы, растущие на берегу пруда, были так великолепны, что брало сомнение: не перенеслись ли мы в деревню Идэ?

Данный отрывок - первый абзац из "Повести о Сагоромо", написанной в 11 веке за авторством Сэндзи. И уже на данном отрывке любознательный читатель встретит аж 6 сносок-примечаний, расшифровка которых занимает добрые пол страницы. Из 387 страниц произведения 47 страниц (добрые 12%) занимает расшифровка примечаний, коих в данном тексте присутствует около 800. Пожалуй, не слишком любознательного читателя это может здорово оттолкнуть от прочтения произведения, но всё-таки прочитав его - я ни разу не пожалел :о)

Сагоромо Моногатари - памятник японско культуры эпохи Хэйан. Повесть рассказывает о похождения некоего юноши по прозвищу Сагоромо, внука императора, сына верховного советника. Повесть рассказывает о любовных похождениях и страдания Сагоромо, причём все его приключения носят не столько описательный характер, сколько рефлексию героя, его страдания и думы. Именно поэтому как основной жанр произведения называют "психологический роман". Ну что, кто готов окунуться в психологию древних японских аристократов? :о)

Произведение является одним из самых длинных произведений эпохи и древней Японии вообще, а главным его достоинством называют художественную составляющую произведения. Помимо отличного стиля прозы (по крайней мере в переводе В.И. Сисаури), в произведении содержится около 200 стихотворений, в основном любовной тематики. Так же огромную художественную ценность представляют собой цитаты, о существовании которых, не читая примечания, догадаться попросту невозможно...

Стоит заметить, что не читая примечаний и не будучи профессиональным японистом из области литературы - читать "повесть" было бы не так интересно, если даже не бессмысленно. Количество примечаний - говорит само за себя, и все примечания абсолютно уместны и скорее похожи на расшифровки, нежели на добавочный материал. Таким образом безобидное стихотворение:

Ирис всплывает и под воду уходит...
Лишь корень плывущий
Можно нам видеть.
Не изведал никто
Глубину этих грязных болот.

Превращается в:

Моя любовь несчастна и горька.
Ничего не остаётся,
Как плакать в голос.
Никто не знает,
Как мучителен путь любви.

Чудеса, не правда ли?) И такие чудеса в произведении едва ли не на каждой странице. При этом, не считая постоянного обращения к примечаниям, книга читается довольно легко и крайне приятно. Повествование не вызывает отторжения и отчуждения, единственные сходности - расшифровки метафор, скорее восхищают, нежели выносят мозг. Со временем некоторые метафоры становятся узнаваемыми, и, увидев, например, в стихотворении слово "рыбак" или однокоренное ему - уже понимаешь, что речь идёт о монахе или монахине. Метафоричность китайской иероглифики, наложенной на японский язык, начинает привлекать сильнее чем когда-либо...

Так же в произведении, хоть и косвенно, но рассказывается про быт средневековой Японии, про церемонии и ритуалы, про обычаи и остальное. С удивлением для себя узнал, что у них кровосмешением (в плане табу) считались исключительно отношения между братом и сестрой от одних родителей и между родителями и детьми, т.е. если отец общий, но разные матери - данное явление было в порядке вещей, как и отношения между племянниками/племянницами и дядями/тётями. Не говоря о том, что в Императорской династии старались максимально сохранить "императорскую кровь" - за редким исключением в супруги брали исключительно женщин, у которых присутствует императорская кровь хотя бы в 2-3 предыдущих поколениях. А зачастую брали и, как указывалось выше, сестёр от других матерей или отцов, или, например тёть, племянниц или даже жен предыдущих императоров.

В произведение весьма любопытно показано противостояние буддизма и синтоизма. Синтоисткие боги всячески мешают Сагоромо принять монашества, являясь в видениях ему или его родственникам. Как ни трудно догадаться, в книге, особенно в примечаниях, находится очень много интересной информации касательно буддизма и синтоизма, которая может и не окажется новой для "знатоков", но для рядового читателя будет едва ли не откровением.

Касаемо основного сюжета - герой, Сагоромо, вызывает на протяжении всей книги много противоречивых эмоций. Его неосторожные поступки не раз оказывают плачевное влияние на окружающих его людей, особенно на его возлюбленных (да, именно в множественном числе - их было аж 4, если не считать нелюбимой жены). Автор очень хорошо и подробное описывает его душевные терзания, одновременно и осуждая его, и сохраняя возвышенный облик героя. Причём относительно счастливый конец оказывается весьма неожиданным, но так же не вызывает отторжения.

Так же в этой книге содержится и "Повесть о Такамура", на 17 страниц, которая выглядит совершенно серо на фоне "Сагоромо Моногатари" и, наверное, включена сюда исключительно как бонус. Уж по крайней мере для "непродвинутого" читателя большой ценности в произведении, особенно после "Сагоромо..." не наблюдается.

Моя оценка книге - 10/10. Хорошее издание, шикарный перевод и замечательные примечания, вместе со вступительной статьёй, предлагают читателю глубокое погружение в атмосферу Японии 11 века.
Tags: Япония
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments