sokolov71 (sokolov71) wrote in chto_chitat,
sokolov71
sokolov71
chto_chitat

Category:

Русские пазлы (М.Шишкин. "Взятие Измаила")


Посмотреть на Яндекс.Фотках
«Роман «Взятие Измаила» - о невозможности освободиться от России», - сказал его автор. Может быть, автору и виднее, тем более что он, как и миллионы наших соотечественников, предпринял попытку такого освобождения. Но, на мой читательский взгляд, созданный Шишкиным текст куда значительное, чем миллионный пересказ темы «ты ее гонишь в дверь, а она лезет в окно». По большому счету, получилось совершенно неповторимое, пугающее и привлекательное, лиричное и гнетущее полотно о России. Нет, даже не так: о людях, которые живут и выживают на ее просторах. Потому что страна – это не березки и речки, не исчезнувшие в хаосе минувшего столетия васильковые поля и сгинувшее еще раньше птицы-тройки. Это те, кто не пытается освободиться от нее.
Пытаться пересказать сюжет книги невозможно – за отсутствием такового. Пробовать вычленить авторскую философию бесполезно – она между строк. Рассчитывать найти какие-то прямые связи между эпизодами, то раздувающимися на сотню страниц, а то укладывающимися в десяток (по моему восприятию, их ровно двадцать) – бессмысленно. Нужно просто прочитать этот текст, прочувствовать каждую его строчку, чтобы узнать в героях Шишкина себя, своих родных, людей далеких и близких, случайных знакомых и старинных друзей. И увидеть в нем правду о нашей жизни. Ту правду, которая не меняется и не исчезает в России сотни лет, даром, что Шишкин пишет только о двух последних. И если вы спросите: в чем эта правда? – вам никогда не понять России. И, может, действительно лучше попытаться освободиться от нее. Потому что эту правду нельзя вербализировать. Ее можно только почувствовать. Да чего там, все равно лучше Тютчева никто об этом не сказал и не скажет. А Шишкин дает нам это почувствовать эту правду, возможно, в некоторых местах даже неосознанно.
Невероятная любовь среди неприглядностей российской глубинки… Картины российского «правосудия» вековой давности, которые даже не нужно «фотошопить», чтобы превратить в снимки из современного зала суда… Кающийся преступник, кажется, сошедший со страниц Достоевского… Ужас и бессмысленность семейной жизни без любви, превращающиеся в безумие… Уходящие и оставляющие нас один на один с этой жизнью близкие… Кошмары российской тюрьмы разных эпох… Герои, на поверку оказывающиеся никем… Предательства и измены… И люди, живущие всем этим. Бездушная и бездумная государственная машина, перемалывающая судьбы, частью которой оказываются герои романа.
Мазок за мазком рождается, ни много, ни мало, картина российской цивилизации. Такой, какой видели и видят ее, не понимая и не принимая, те, кого раньше называли русской интеллигенцией. Увы, но мне кажется, что Михаил Шишкин идет по пути, о котором Николай Бердяев написал уже более ста лет назад: «Русская интеллигенция в огромной массе своей никогда не сознавала себе имманентным государство, Церковь, Отечество…» И, разумеется, народ. Притом, что «служение» ему было смыслом существования русской интеллигенции. И, увы, судя по восторженному приему романа читающей публикой, пусть теперь не служение, но трагическое сочувствие народу и отрицание государственности остаются глубинными архетипами сознания русских мыслящих людей (говорить сегодня «интеллигенции» уже не получается). Потому что за каждой строкой романа – неподдельное, вымученное, глубочайшее сострадание к его героям. Вот только нужно ли оно им? Приведу слова еще одного величайшего русского философа, Ивана Ильина: «русская интеллигенция неверно поняла свое предназначение и поэтому не нашла своего органического дела в стране». И если сто лет назад выходом была революционность, пятьдесят – внешнее примирение с властью и уход в духовную оппозицию, то что же сейчас? Какой выход из всего этого трагизма? Эмиграция? Шишкин не предлагает его. Он его не знает, как герой последнего эпизода книги, который вообще не может понять, где находится. Потому что выхода нет. Можно пересыпать текст цитатами античных авторов, можно искусно вплетать в него библейские сюжеты, можно мановением курсора складывать из средневековых и современных русских слов вычурные кружева. Или до боли реалистично рассказывать о бессмысленности деревенской жизни, жестокости людей и подлости судьбы. Но что дальше? Как говорится, книга заставляет задуматься. И вовсе не о том, что от России невозможно освободиться. Потому что если ты – Россия, от нее не придется освобождаться. А если нет – то о каком освобождении вообще можно говорить?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments