Кира Руфанбук (rufanbook) wrote in chto_chitat,
Кира Руфанбук
rufanbook
chto_chitat

Categories:

Звезды - холодные игрушки, Сергей Лукьяненко, отзыв.

Звезды - холодные игрушки"Существо стонало, вжимаясь в скалу. Свет Зерна был почти не виден, скрытый ладонью.
– Добей! – повторила Маша.
– Ты сможешь? – огрызнулся я. Она промолчала.
– Надо… – вдруг прошептало существо. – Надо. Очень. Очень. Надо. Очень…
Рваная речь существа была не огрехом перевода, мы сейчас понимали друг друга безошибочно. Сам строй мысли… сама их природа… они слишком далеки от нас…
– Плохо… Очень. Очень. Плохо. Плохо. Смерть. Наступает. Смерть. Наступает…
То ли я не могу понять их эмоции, то ли они не передаются этим пластинчатым ртом, и только слова остались на долю чужака, бессмысленные и жалкие, никогда ему меня не переспорить, как я не переспорил Кэлоса, и Кэлос ушел навсегда, киборг перестал играть в человека, а мир синекожих прекратит жить… да, я верю, у них и впрямь беда, может быть, похлеще нашей, только что мне за дело до их беды, я же должен спасти свою Землю…
А те, кто придет потом, вольны благословлять меня или проклинать, замаливать грехи или насмешливо улыбаться вслед исчезнувшей расе… Интересно, от чего зависит, будут они каяться или улыбаться? Как бы посмотреть туда, вперед, в мир, что будет солнечным и ясным, как увидеть выражение их лиц?
Как решить?"


Герой дилогии Сергея Лукьяненко "Звезды - холодные игрушки" (1997-1998), Петр Хрумов, оказывается в центре важных событий, и именно ему приходиться принимать непростые решения и делать выбор, от которого зависит судьба всего человечества.

Сюжет дилогии следующий. На дворе XXI век, человечество отправляется к звездам покорять космос, но мы опоздали. Галактика уже поделена Сильными, старыми могущественными инопланетными расами, объединенными в Конклав. Слабые, или молодые расы, такие как человечество, либо служат сильным, либо подлежат уничтожению. Функция человечества - космические перевозки. Благодаря изобретенной учеными из России технологии джампа, корабли людей - самые быстрые в мире. Без пилотов джамперы не работают, и только люди могут перенести джамп и не сойти с ума.  Специализированные функции, за пределы которых не вырваться, есть и других слабых рас. Но амбициозные молодые расы не готовы смириться со столь незавидной судьбой.  Бойцы Алари, живые компьютеры Счетчики и хамелеоны Куалькуа вступают в сговор против Сильных рас, и обращаются за помощью к человечеству в лице Андрея Валентиновича Хрумова, известного ученого и деда главного героя.  Андрей Валентинович предвидел такую ситуацию, у него уже давно готов план, в центре которого его внук, Петр Хрумов.

Петру Хрумову придется пройти через многое. Он будет участвовать в похищении космического корабля, решиться на слияние с симбионтом - Куалькуа, примет присягу офицера Алари, станет лучшим регрессом Геометров и поэтом Ником Римером. Убедит своих друзей отказаться от помощи высокоразвитой цивилизации Геометров и отправиться в центр Галактики на поиски загадочной Тени. Избежит искушения полной свободы миров Тени. А еще станет тем, с кем Сильные расы будут говорить о вступлении Земли в число Сильных рас.

Мне как-то сразу стал близок Петр Хрумов. В нем, как и в Стрелке Стивена Кинга, есть внутренняя сила и умение добиваться поставленных целей, и его никто не может сбить с пути. При этом, и Петр, и Никки Ример, лучший регрессор Геометров, и поэт, читающий стихи своему кораблю, кажутся мне как будто бы частями одной личности, воспитанными в разных обществах.
Даже внешне, как отмечает дед Петра Хрумова, они похожи. Но также похожи они и с точки зрения отношения окружающего мира. 

Никки Римера воспитывал наставник Пер, который ничего не хотел слышать о стихах. Он готовил из Никки человека, способного принимать решения за целые миры, и защищать Родину, также, как этого добивался и дед Петра Хрумова. 
Никки Ример вырос на идеологии общества, в котором не существовало понятий семьи и любви. Единственным и главенствующим понятием была Дружба, и в ее достижении все средства были хороши. Геометры меняли не себя и не свой мир, все остальные должны были приспособиться к их Дружбе, на тех, кто к этому не был готов, жители Родины использовали методы прогрессорства и регрессорства. Основные постулаты регрессорства звучат двусмысленно: принцип благих намерений, принцип меньшего зла и принцип обратимости правды, из которого следует аксиома отсутствия лжи, и особенно, принцип моральной гибкости. 

В то же время для того, чтобы Петр мог принять в будущем решение за целый мир, дед воспитывал в нем способность мыслить без оглядки на мнение общества:
"— Я добивался одного, — сказал дед. — Чтобы в этот, наступивший миг… как я надеялся, что он наступит!.. ты был вправе принимать решения. Не боялся преступить черту общепринятой морали. Законы придумывают для того, чтобы их нарушать. Каждый шаг человечества в завтра был нарушением законов сегодняшних. И всегда находились те, кто смел нарушить законы… Те, кто переступал черту, обычно были негодяями. Я мечтал о другом. Чтобы ты мог решать — не оглядываясь на человечество. И был не худшим его представителем, одновременно. Невозможная задача. Но я попытался ее решить".

У Никки Римера и Петра есть близкое окружение. Так Никки ждали на Родине друзья - Ган и Таг, девушка Катти и наставник Пер. Он общался со своим кораблем, и читал ему свои стихи. Из родных у Петра только дед, из друзей - овчарка Тиран и соседский мальчишка, которому он привозит камешки с различных планет. 
Но и Петр, и Никки, по-своему, очень одиноки.  То, что ведет их по мирам Тени, не давая потеряться и потерять других, - это чувство долга перед родной планетой. И когда наступает миг, требующий решения, и Никки Ример, и Петр Хрумов, готовы сделать выбор.
Петру Хрумову выбор дается сложнее, сначала ему нужно пройти долгий путь познания самого себя:
"Мой приемный дед, Андрей Хрумов, ты хотел, чтобы я стал мерой вещей. Эталоном в самом себе.
Я попробую".

Никки Ример, вернувшийся с того света, настроен более решительно:
"– Ты прав, Петр Хрумов не может решать за наш мир. Но я – я могу.
Ник Ример подбросил Зерно. Подбросил – поймал. Огненный шарик рассыпал сноп колючих искр.
– Конечно, Биг. Это ведь почти невозможно решить простому человеку – изменить весь мир. Для обычных людей есть Тень. Но мы-то регрессоры. Мы привыкли решать за целые миры".


Путь Петра Хрумова очень напомнил мне путь Фродо, героя Дж. Р.Р. Толкина "Властелин колец". В мир людей, как и в Средиземье, пришла беда. Фродо был единственным, кому можно было доверить Кольцо Всевластия, все остальные поддавались его искушению. Поэтому Гэндальф и выбрал Фродо на эту роль. Как и Фродо, Петр единственный, кто не поддается соблазну завладеть новыми технологиями, полученными от Алари и Геометров, так как он не способен на предательство. Петр обладает силой, которую ему передал симбионт, но не демонстрирует никакого стремления к власти.  Я провела для себя параллель и между Андреем Валентиновичем Хрумовым и Гэндальфом. Безусловно, они оба - мудрецы, в чем-то политики, оба - в преклонном возрасте, оба - умирают во время путешествия главного героя, чтобы возродиться в новом качестве. Гэндальф Серый становится Гэндальфом Белым, а Андрей Валентинович впервые отказывается предавать внука, даже для того, чтобы его спасти.

Я долго думала, чем мне так симпатичен Петр Хрумов, кроме его стойкости духа и умения идти к цели. Наверное еще и тем, как он относится к любым живым и неживым существам. В нем, на мой взгляд, есть что-то наивное и доброе от Алисы, героини сказки Льюиса Кэролла "Алиса в Стране чудес" и "Алиса в Зазеркалье",  которая вежлива даже с Безумным Шляпником и Синей Гусеницей.

Петр - единственный человек, которого Алари посвящает в свои офицеры. Петр - единственный, с кем разговаривает Куалькуа.
"В ангаре собралась порядочная толпа алари, среди них был и командующий. Перед тем как войти в кораблик Геометров, я подошел к нему.
– Я надеюсь, что мой офицер не подведет меня, – негромко сказал алари.
Куалькуа, как лучше ответить?
Он помолчал секунду, я даже решил, что он проигнорировал вопрос.
Вера и любовь помогут мне".


Я читала многие отзывы к этой книге. В них находили сходство мира "Звездной тени" с мирами Стругацких, говорили о том, что эта история отражает ситуацию в конце 90-х, когда Россия еще только пыталась занять достойное место в мировом сообществе. 
Но мне показалось важным другое.
Образ Куалькуа, симбионта, помогающего герою - это образ мира, образ природы, к которой человечество привыкло относиться поверхностно и потребительски, за что частенько и расплачивается. 
"В моем теле жил не симбионт. Скорее частица Бога. Настоящего, не нуждающегося в громе, молниях и ветхозаветных заповедях… Нет, наверное, я не прав. На роль Бога куалькуа не подходит – да и не стремится к ней. Скорее его можно назвать частью природы. Чем-то древним и неиссякаемым – как ветер, свет, шепот реликтового излучения. Ветру не нужна власть – и даже если ты поймал его в паруса, не думай, что стал повелителем. Просто на миг вам оказалось по дороге…"

То есть, одно из преимуществ Петра Хрумова состоит в том, что он действует в гармонии с этой силой, и она ему помогает в самых сложных ситуациях. Так благодаря вмешательству и поддержке Куалькуа в переговорах с Сильными Петру удается не только спасти Землю и оправдать сторонников человечества, Алари и Счетчиков, но и заслужить уважение.

Для меня всегда интересна тема искусственного интеллекта, поэтому я не могла пройти мимо яркого образа живых компьютеров космоса - Счетчиков.
"– Мы не живые, Петр.
Дед кивнул, глядя на мое обалдевшее лицо.
– Газовые гиганты не рождают жизнь. Мы потомки того, что было машиной. Машиной из Тени.
Живые компьютеры космоса! Ага!
   Счетчики!
Поразительное умение общаться с машинами, явное отсутствие потребности в дыхании и пище! Невозможность симбиоза с Куалькуа!
Как я не понял этого раньше?
Счетчик ждал, вглядываясь в мое лицо.
– Это ничего не меняет, Карел, – сказал я. – Совсем-совсем ничего".


Мне сложно сказать, думал ли об этом автор, но союз человечества и счетчиков смотрится достаточно революционно. Счетчики, впрочем как и разумные корабли Геометров, не выглядят как жуткие Терминаторы, грозящие гибелью человечеству. Они - союзники, они - помогают. У них есть свобода воли, но они не обращают свои способности против людей (корабль Геометров, раскусивший, что Петр не тот, за кого себя выдает, решает помогать). И Петр, описанный Лукьяненко как представитель новой формации, обращается с ними как с равными.

Кто же тогда храбрые мышки Алари?
Почему-то мне кажется, что в них автор выразил идеалы храбрости и благородства (командир Алари, не бросивший своего офицера, Петра Хрумова, и принявший на себя всю ответственность за поступки Петра, и вместе с ним прошедший процедуру допроса Сильными расами на Цитадели), которые стали не в моде у человечества.
Петра Хрумова на протяжении всей истории предавали неоднократно, но всегда это были люди.
И тут же вспомним Кэлоса, одного из немногих жителей Тени, активно помогающего Петру Хрумову, хотя для него велик риск никогда не вернуться домой к жене и ребенку.
"– Вспомню молодость, – сказал Кэлос. Приподнялся – и словно волна прокатилась по его телу. Кожа стала отсвечивать серым, стальным, глаза словно остекленели, ладони расширялись, словно у надуваемой резиновой куклы.
– Ты робот? – вскрикнула Маша.
– Киборг, – холодно ответил Кэлос. – Киборг, пытающийся быть человеком."


Быть или казаться - вот один из главных вопросов дилогии, на который ищут ответ ее герои. И что это такое, просто быть человеком? Какова роль человека в новом изменяющемся мире?

"Один человек — уже слишком много, чтобы изменить мир. 
Я сделал шаг, и вода с шипением заполнила мои следы.
Мир — уже слишком мал, чтобы оставить его в покое.
Да и нет для живых безмятежности.
Только морю и небу знаком покой".


Не все творчество Сергея Лукьяненко мне интересно, далеко не все нравится, но эта дилогия, наряду с несколькими другими книгами, исключение...

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments