Владимир Пимонов (pimonov_v) wrote in chto_chitat,
Владимир Пимонов
pimonov_v
chto_chitat

Category:

Каштаны Лидии Скрябиной


Поэт-нобелиант Иосиф Бродский высказал однажды такую мысль: "Со дня возникновения повествовательного жанра любое художественное произведение - рассказ, повесть, роман - страшатся одного: упрека в недостоверности".
Мне показалось, что автор "Дневника ее соглядатая" Лидия Скрябина не страшится ничего, в том числе и этого упрека. Несмотря на феерический сюжет, несмотря на зажигательную приключенческую беллетристику в лучших традициях мушкетерских романов Дюма, ощущение, что записанное соглядатаем в дневничок происходило взаправду, не покидает. "Ух, ты! Неужели такое могло быть в жизни?" - воскликнешь невольно на одном из крутых виражей повествования. А потом выглянешь в окно, окинешь очумевшим от чтения взглядом нашу безрадостную действительность, вспомнишь пережитое и - согласишься: "А ведь вполне... могло".

* * *
Недавно в livejournal.com наткнулся на впечатления о романе Лидии Скрябиной, написанные ее френдом из Грозного wild_che . Автор эмоционального отзыва,  чеченец и мусульманин  , указывает писательнице на "литературные неточности", в частности, рассказывает о толковании молитвы "Ля Илляге", об особенностях мусульманских обрядов, о которых упоминается в записях девушки Антонины о кровавых годах гражданской войны и ее разговорах с дедом Терентием Ивановичем, лишенным в царское время священнического сана и сосланным с семьей на Кавказ.
wild_che  утверждает, что такие фразы как: "чеченские зверства", "самыми лютыми считались ингуши-магометане" и др.  - "пагубны, если героя книги с такими суждениями не ударяет гром и молния"... Но, уважаемый wild_che  , обратите внимание:   "гром и молния" таки грянули: доморощенный историк дед Терентий, изучавший жизнь горцев, был убит во время налета ингушами, которые "сговорившись с Красной Армией", полностью вырезали прилегавшие к Владикавказу казачьи станицы и хутора. А судьбу самой Антонины не иначе, как "хождениями по мукам" не назовешь. То есть в какой-то мере читательское пожелание от френда из Грозного было исполнено. Запомнились слова наставления Терентия Ивановича своей внучке:
- Никогда не относись пренебрежительно к вере... Ни к чужой, ни тем более к своей...
Нужно отдать должное Лидии Скрябиной: на мой взгляд, она осторожно и предельно деликатно касается вопросов религии и веры, которые, будучи неправильно понятыми и истолкованными, могут привести к большой беде.

* * *
Параллельно с экскурсом в кровавое прошлое шествует не менее эксцентричное и даже бесноватое настоящее - история девушки Аллы, пытающейся отомстить родному отцу, образ которого "двинулся в сторону окошмаривания" - за смерть горячо любимой мачехи Степаниды Милославской (кстати, главной героини двух предыдущих книг Л. Скрябиной "Моль для гламура" и "Клетка". "Мстить! Какая прекрасная, сладостная, духоподъемная цель" - решает Алла и в качестве орудия мести выбирает Кахабера Беркетова, "бывшего мужа нынешней отцовской пассии"...
В общем, голова идет кругом от сумасбродных идей не менее сумасшедших героев. 

* * *
Роман притягивает к себе героев из прошлых книг Лидии Скрябиной (такая своеобразная преемственность), роман обрастает новыми персонажами - которые растягивают фабулу, все больше напоминающую собой длинную волну. И здесь уместно вспомнить Мандельштама, учившего, что "большое количество героев ослабляет роман".
Впрочем думать об этом некогда, повествование затягивает. Волна набирает силу и кажется, вот-вот накроет читателя. Так и есть. Проехал нужную остановку в метро.

* * *
За все нужно платить. А когда денег нет, приходится рассчитываться любовной интрижкой, перерастающей постепенно в страсть, и, возможно, в любовь.., в страстную любовь, от которой всего один шаг до ненависти. Что там дальше после ненависти? Ах, да! - месть. Неужели все пойдет по кругу? Как бы ни так - дальше прощение!

* * *
В отличие от "Моли для гламура" и "Клетки", в которых внутреннее движение напоминало расходящиеся  от брошенного камешка круги на водной глади, новый роман более концентричен и целеустремлен. Движению задан вектор и автор четко следует выбранному направлению. Это говорит о том, что писатель находится в поиске, он еще не достиг своего потолка, что  чрезвычайно интересно наблюдать.

* * *

Подкупает манера изложения. Она ясная и легкая, как полет бабочки. И это при том, что в повествовании может присутствовать жесткость, доходящая до жестокости, ирония, заступающая в область цинизма, а также щедрость и лиричность. 

Автор с удовольствие пользуется языком российского блоггера, не гнушаясь падонковских выкрутасов, что передает роману особый шарм и даже озорство.

* * *
Кстати, зациклившись на "упреке в недостоверности" от И. Бродского, я решил проверить наличие в "Живом журнале" блога Аллы, который назывался так же как и роман  - "Дневник ее соглядатая". Проверить было несложно, так как согласно "легенде" Алла "выбрала для своей странички смешной дизайн с кошечками и такой же кошачий юзерпик, игриво назвала себя "kisska"".
Увы и ах, нужная страничка с особенным сообщением человечеству, то есть "трижды повторенными каштанами", отсутствовала, ее просто не существовало.
Признаться, я даже хотел поучаствовать в организации мифа и сам создать такую страничку. Но ник "kisska", к сожалению, оказался занят.:)

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments