sandy_cat (sandy_cat) wrote in chto_chitat,
sandy_cat
sandy_cat
chto_chitat

Category:

М. Чабон «Союз еврейских полисменов»

Представьте себе, что в конце сороковых годов двадцатого века правительство США разрешило еврейским иммигрантам селиться на Аляске, в прибрежном городке Ситка. Разрешение было дано сроком на шестьдесят долгих лет, и временный статус поселения казалось вот-вот станет самым что ни на есть постоянным. И люди жили, рожали детей, работали и умирали на земле, которую уже начали считать своей, и выросло не одно поколение, не знающее и не имеющее другой Родины. Но время шло, срок подходил к концу, и положение становилось все тревожней. Стало ясно, что новая администрация будет сформирована из представителей коренного индейского населения, а евреям в новой Ситке места не найдется. Грядет Реверсия.
Впрочем, перед нами детектив. Детектив с донельзя харизматичным главным героем и лихо закрученным сюжетом. Знакомьтесь, Меир Ландсман, полицейский с двадцатилетним стажем, имеющий, как и положено порядочному копу из «нуар»-литературы, неудавшуюся личную жизнь, проблемы с алкоголем, верного напарника, отчаянное благородство, тщательно прикрытое цинизмом, и мрачные воспоминания о прошлом. Именно офицер Ландсман будет вести расследование очень странного дела об убийстве, за два месяца до Реверсии с риском для жизни проникая в тайны сильных мира сего.
Однако это тоже не все. Дело в том, что в книге есть еще один очень значимый герой – идиш, на котором говорят абсолютно все персонажи романа. И, что не менее важно, перевод по мере сил передает красоту и богатство этой речи. Удивительный стиль, тончайшая атмосфера, восхитительный вкус. В целом, отменное сочетание идеи, сюжета и языка.

«Девять месяцев Ландсман ошивался в отеле «Заменгоф» и ни одному из постояльцев за это время не взбрела в голову идиотская идея выплеснуть мозги наружу. И вот дождались: какой-то хрен все же пустил пулю в башку занимавшему двести восьмой номер мелкому еврейцу, гордо именовавшему себя Эмануилом Ласкером.
- Он трубку не снимал, он дверь не открывал, - скорбно бубнит Тененбойм, ночной портье, бесцеремонно вломившийся к Ландсману. Ландсман проживает в пятьсот пятом, с видом на неоновые загогулины вывески «Блэкпула», отеля через улицу Макса Нордау. Неоновое ругательство «ББ-ЛЛ-ЭЭ-КК-ПП-УУ-ЛЛ» - ночной кошмар Ландсмана во сне и наяву. – Мне пришлось проникнуть в его комнату.
«Проникнуть», видите ли, ему пришлось! Это ж надо же…
Ночной портье Тененбойм, бывший морпех, вернувшись домой еще в шестидесятые после разнесчастных кубинских событий, совсем забросил наркоту и любит постояльцев «Заменгофа» любовью матери родной. Доверяет им и считает, что нечего устраивать народу бури, когда народ жаждет покоя.
- В комнате небось все перелапал? – косится на него Ландсман.
- Ни Боже мой! – протестует Тененбойм. – Только деньги и драгоценности.
Да уж… «Драгоценности»… Штаны.. Башмаки… Подтяжки…Облачившись во все перечисленное, Ландсман тоскливо смотрит на галстук, висящий на ручке двери. Туда же солидарно уставился Тененбойм…
… Если вы полный кретин и верите всяким медикам, парамедикам и бывшей супруге Ландсмана, то пьет он с целью самолечения: настраивает тонкие струны, всякие кристальчики и колокольчики своего сознания грубой кузнечной кувалдой сливовой жженки, чтобы гнать себя от каприза к капризу, от настроения к настроению. Чушь собачья. Капризов у Ландсмана никаких, а настроений лишь два: рабочее и мертвое. Меир Ландсман – самый опытный шамес округа Ситка. Меир Ландсман раскрыл тайну кончины красавицы Фромы Лефковиц, жены модного меховщика – собственный муж ее и прикончил. Меир Ландсман изловил Подольски, больничного бандюгу, безжалостного убийцу. Свидетельские показания Меира Ландсмана позволили отправить Хаймана Чарны в федеральную тюрьму на всю оставшуюся жизнь – единственный случай, когда не рухнуло обвинение против хитрозадого мудрилы из секты вербоверов. Меир Ландсман – это цепкая память зэка, храбрость пожарника, внимательность взломщика. Когда Ландсман в деле, он носится неудержимо, за поступью его чудятся нервные марши военных оркестров. И чувствует себя прекрасно. А вот на досуге начинаются проблемы. Мысли выдуваются из мозга, как бумажные листки из стопки на сквозняке, иногда требуется тяжелое пресс-папье, чтобы примять их к месту..»
Tags: Ч, зарубежная
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments