Симона (simonat) wrote in chto_chitat,
Симона
simonat
chto_chitat

Category:

Н. Дубовицкий "Околоноля" (на конкурс)

Модный роман или повод для размышлений? Эту книгу обсуждают, называют скандальным произведением, пытаются найти в ней многозначительный подтекст и определить истинное авторство, а известные режиссёры собираются вывести её героев на сцену.

О чём книга? Мне кажется, в большой степени она об интеллигенции и отдельных её представителях, волею судьбы заброшенных в довольно суровое место Вселенной, что есть наша Земля в представлении автора, - в пустоту, съёжившуюся около абсолютного нуля. Сама вероятность жизни здесь практически ничтожна и близка к нулю. Но, как ни парадоксально, жизнь, однако же, живёт и даже зажигает! А именно - в отдельно взятой точке околоноля, в России, где в один прекрасный день в стольном граде Москве двое тишайших хмырей-интеллигентов, близоруких чтецов Уоллеса Стивенса, Зюскинда и Белого, вышли из тихой редакции с кистенём на большую дорогу душегубствовать заради фуагры и модных штанов.


А далее, в рамках обозначенного жанра gangsta fiction, один из этих хмырей, главный герой Егор Самоходов, человек "от литературы", сотрудник большого госиздательства, подключается к авантюрному проекту своего коллеги-редактора, некоему братству "Чёрной книги", занимающемуся нелегальным книгопроизводством, реализацией неучтенных тиражей, коммерческими мистификациями и фальшивками, а также обслуживанием vip, имеющих литературные амбиции, то есть продажей таким людям текстов, купленных у обнищавших писателей. Знали бы все эти достоевщики и чеховеды, очкарики, ценители изящного, любители потрепаться о высоком, интеллигентушки блаженные[на нас как похоже, а!], какими путями доставляется им разумное, доброе, вечное.
На этом пути войны за сбыт Набокова в южной Москве, за розницу Тютчева, за опт обэриутов, когда Хармс и Введенский хорошо шли, как спирт ройял, Егору приходится мошенничать и убивать. По ходу дела обнаруживается тесная взаимосвязь самых разных событий и лиц - олигархов и депутатов, литераторов и авангардной богемы, представителей силовых структур и СМИ, и эти реалии очень узнаваемы и довольно мрачны по сути, несмотря на комизм многих ситуаций. Особые страсти нагнетаются и мальчики пальчики кровавые в глазах начинают мелькать ближе к концу романа, когда жёстко закручивается любовная история главного героя (ну, как на свете без любви прожить?).

Есть в романе мысль, которая мне понравилась: по тексту всегда можно определить, плохой или хороший человек его писал. Думаю, "Околоноля" писал человек хороший - будь он хоть заметной фигурой, первым заместителем руководителя администрации президента России В. Сурковым, хоть не известным доселе Н. Дубовицким. Потому что, описывая непростой период, когда приуныла Русь, ещё намедни от лёгких денег разгульная... и во всех церквах, мечетях и синагогах горячо молилась о даровании прежних высоких и безудержно прущих выше цен на нефть, он приходит выводу, что всё поправимо, если начать жить по-новому. И не ждать, когда это произойдёт в массовом масштабе, и все стройными рядами двинутся к Свету, а начать прямо сейчас и с себя.

Есть и совсем высокие рассуждения метафизического толка о том, что жизнь из смерти не сделаешь, как свет из пыли, и потому жизнь вечная у нас никак не выходит, хотя она, несомненно, есть. Это главное, ведь именно её мы макетируем, ей подражаем. А значит — видим её, и не так уж она далека, в поле нашего зрения, по крайней мере, и чтоб она удалась и получилась у нас, надо перестать пользоваться смертью для её достижения. Надо хотя бы перестать убивать и пытать друг друга. Хорошо бы, конечно, и обманывать прекратить, и подличать, и трусить, и злорадствовать, и завидовать, и жадничать… Но это потом уж, это мелочь, и сразу всё невозможно. А вот — не убивать, не истязать. Не так уж это и трудно.

В духе этих рассуждений и роман заканчивается хорошо: Егор Самоходов не сделался святым, хотя не совесть остановила его и отвратила от греха, а плюшевая снотворная лень, навалившаяся на издёрганный мозг. ... Месть и смерть отменялись. Победили добро и свет.

Досадно только, что в общем контексте эти размышления выглядят некоторым диссонансом, с ними соглашаешься умом, но не очень веришь сердцем, потому что высказаны они как-то трудно, тяжеловесно по сравнению с очень точным, тонким и остроумным, афористичным языком всего романа, который я бы отнесла к самым главным достоинствам. Думаю даже, что многие выражения со временем могут стать "народными".

В целом, читать эту книгу легко, в ней много по-настоящему смешного, все образы живо представляются в воображении, в сюжете много динамики. А то, что в качестве художественного приёма автор щедро использует аллюзии, делает это чтение увлекательнейшим занятием по отысканию литературных аналогов. Чего там только нет! Ну, реверансы в сторону В. Пелевина и Т. Толстой - это само собой. Но есть и Горький, и монолог Гамлета, и даже Высоцкий, и много чего ещё, что сможет найти каждый соответственно своему читательскому багажу.

Что же касается смутного вопроса авторства, меня он почему-то совсем не интригует. Если эта книга - первый шаг к читателю нового писателя Н. Дубовицкого, то почему бы и нет? Надо же с чего-то начать. Если же написал её человек от власти, то остаётся порадоваться за власть, имеющую литературные способности.
Tags: Дубовицкий, На Конкурс
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments