AlexOst (alexfromlondon) wrote in chto_chitat,
AlexOst
alexfromlondon
chto_chitat

Category:


Книга, насколько я понял, знаменует собой перелом, который происходит в нынешнем религиоведении и философии. Если раньше, как пишет Торчинов, религия рассматривалась как производная социальных отношений (со времен Маркса социальными и экономическими отношениями объясняли все – и человека, и его веру, и плоды его труда и деятельности), то сейчас в науке намечается попытка взглянуть на религию как на область глубинной психологии человека.

Согласитесь, с точки зрения верующего адепта, такое истолкование религии намного ближе к ее сути, чем марксово истолкование.


Не берусь судить о вере или безверии самого автора книги, но осторожность и тщательный поиск точных слов при описании глубинного психологического опыта, лежащего в основе разных религий, заставляет отнестись к его труду с уважением.
Конечно, меня, прежде всего, волновал вопрос истолкования христианства в русле метода Торчинова. Выводы получились интересными. Так, например, обнаружилось, что Церковь все же хранила молчание о некоторых аспектах своего бытия на ранней стадии. Гностики, о которых вспоминал в последние годы лишь А. Кураев, на самом деле явили собой очень интересный результат развития средиземноморского язычества, и более того, они стали, как это ни парадоксально, фоном, который способствовал распространению христианства. Дореволюционный сборник «Апологеты», репринтно переизданный в Казани в прошлом году, упоминает всем известных апологетов первых веков, но, странное дело, ни один из них не упоминает гностиков. Все больше спорят с иудеями и императорами, которые не давали жизни. А вот гностики не упоминаются дореволюционным автором, писавшим для семинарий. Картина в целом привычная и даже понятная – не стоило упоминать гностиков, которые включили Христа в сонм почитаемых богов (точнее, почитали они принцип, воплощающийся в различных персонажах) НА ВПОЛНЕ ОПРАВДАТЕЛЬНЫХ ОСНОВАНИЯХ.
Иисус и основные импульсы его учения, мироощущения и его действия удивительно точно совпадали с основными акцентами и мотивами средиземноморских мистерий, пик популярности которых пришелся на годы проповеди Христа. От этой ужасающей схожести христиане отшатывались - «козни бесов», которые подслушали иудейский пророчества и нашептали язычникам сказки об умирающем и воскресающем Дионисе, о причастии воскресшему из мертвых Аттису, который становился Небесным Женихом для переживших экстаз воскресения душ и т.д. Действительно, в пору испугаться и никогда больше не вспоминать об этом – позиция Церкви ясна. Об этом действительно трудно говорить. Правда плодом этого молчания стала мифологическая школа Древса, появившаяся в 19 веке – люди обнаружили сами такую небывалую похожесть и, не имея должной церковной интерпретации сего, отождествили Христа и Диониса…. Торчинов, молодчинка, вспомнил св. Климента Александрийского, который приветствовал такие схожие мотивы язычества и христианства, увидев в этом Промысел. В общем-то, он, конечно, прав. При всем том, что Иисус весь вырос из иудейского корня, Новый Завет, заключенный Им с людьми, небывалым и удивительным образом срезонировал с волнами язычества, которые захлестывали Израиль. Все продуктивные чаянья элевсинских мистерий сбылись во Христе. Мистерия Христа, лишенная оргиазма и членовредительства дионисийства, была понятной язычникам – и омовение как знак новой жизни, и страдание Бога и его воскресение, и причастие Его Крови и Плоти.. Все это уже знакомо средиземноморскому язычеству. Если бы этого не было и их, язычников, пришлось вести ко Христу через иудейство, надо было бы их сначала привести к Ветхому Завету, а уже потом к Завету Новому. Но Господь решил иначе – Кибела, Аттис, Осирис сгодятся тоже. Удивительно, как своевременно пришел в античный мир Христос.
И второе – психотехника. Опыты с внутренним миром человека Торчинов справедливо считает ядром религии. В этом отношении, как еще более справедливо заметил Торчинов, первенствуют религии Индии, вся суть которых сводится к «чистому опыту» над психикой. Конечно, подобное имеет место и в христианстве. Если угодно, всю жизнь христианина, как и всю жизнь даоса или буддиста, можно свети к психотехнике – такой работе над душой, которая направлена на стяжание определенных духовных плодов. Остается лишь одно в христианстве – несводимое к психотехнике Откровение самого Бога. Буддисты люди честные и открыто признаются, что в своем духовном поиске не ждут Диалога, они – сами для себя Будды, ведут разговор сами с собой, и спасают сами себя. А христиане, в отличие от всех – это люди, живущие в напряженном ожидании Диалога, реплики с Другой Стороны, Откровения, которое невозможно интерпретировать лишь как плод психотехнических упражнений. И такой Диалог является абсолютной духовной ценностью христианства, его целью и свершением.

Tags: религиозная
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments