Ада. (vanadavin) wrote in chto_chitat,
Ада.
vanadavin
chto_chitat

Category:

Сологуб.


Судя по тому, что в нашем сообществе я не нашла ни одного поста по Сологубу, он менее популярен, чем, скажем, Януш наш Вишневский.

Про Сологуба писали и вдумчиво относились к его творчеству Анненский, Брюсов, Блок, Чуковский; в спектаклях по его пьесам играли Бакст, Кустодиев, Гумилев.
Федор Кузьмич Сологуб (настоящая фамилия Тетерников) – писатель начала Серебряного века, публицист, поэт, драматург, пропагандист символизма, издатель собственного журнала, хозяин салона, который стал одним из центров литературной жизни Петербурга середины 1890-х.

Его самый известный роман «Мелкий бес» стал «пограничным» произведением между господствующим в то время реализмом и зарождающимся модернизмом, в русле которого развивался символизм.

Начало романа «Мелкий бес» (1892 – 1902) мне показалось довольно забавным. Диалоги глупых, необразованных жителей городка, их сплетни, сватовство сначала напомнили мне неторопливую мещанскую атмосферу бальзаминовых из пьесы А.Н.Островского. Описание быта и мещанских нравов провинциалов и главного героя романа учителя гимназии Ардальона Борисовича Передонова обещало, что произведение будет легким, остроумным, быть может, напоминающим Тэффи или Зощенко.
Однако, по мере развития сюжета и углубления образа главного героя - злобного, мнительного психологического садиста, пошлого и подлого, начинаешь понимать, что анекдотическое и бытовое перерастает в мрачно-психологическое. Вторая половина романа, с момента появления «недотыкомки» (слово-символ, символ страха, безумия от отчаяния и бесцельности жизни), показывает развитие у Передонова (также ставшего символом «передоновщины») шизофрении на почве ненависти ко всему живому, приводящей к предсказуемому финалу. В романе нет ни одного положительного персонажа, все они – гадки, омерзительны.

Весьма интересно обнаруживать в романе реминисценции (прием, характерный для гораздо более позднего направления - постмодернизма) на те или иные произведения. Я увидела здесь «Мертвые души», «Человека в футляре», «Пиковую даму», «Женитьбу Бальзаминова», возникли ассоциации с «Историей одного города» Салтыкова-Щедрина. Имя Передонова - Ардальон - сразу же напомнило Гаврилу Ардалионыча из «Идиота» и других персонажей Достоевского (например, Фому Фомича Опискина).
Мне кажется, что именно из-за этого отхода от традиций реализма (проявляющемся еще и в эротической тематике, непривычной тогдашнему читателю, да еще и какой-то неприятно-нечистоплотной) многим издателям изначально этот роман показался «слишком рискованным и странным». Однако чуть позже он был признан и выдержал 10 прижизненных изданий. Впоследствии его издавали крайне мало.
Сологуб – автор множества рассказов, в которых так же, как и в «Мелком бесе», показана жизнь людей с уродливыми душами, жизнь в отчаянии, без надежды, приводящая к бессмысленной смерти (смерть – очень частый мотив у Сологуба). И если рассказ вдруг заканчивается не ожидаемо трагически, а просто нейтрально, это не приносит ни надежды, ни радости.
Весьма интересны и «сказочки» (это особый жанр у Сологуба, позднее нечто подобное писал Д. Хармс), написанные гораздо в большей степени для взрослых, чем для детей, несмотря на форму детской сказки.

Вот пример такой сказочки.

Три плевка.
Шел человек и плюнул трижды.
Он ушел, плевки остались.
И сказал один плевок:
- Мы здесь, а человека нет.
И другой сказал:
- Он ушел.
И третий:
- Он только затем и приходил, чтобы нас посадить здесь. Мы - цель жизни человека. Он ушел, а мы остались.

Это очень короткие зарисовки опять же о злобности людей, их жестокости, о неизбывной тоске и безысходности жизни, более развернуто показанных в рассказах и доведенных до абсурда в «Мелком бесе».
Настроение безнадежности, отсутствие веры в светлое будущее, которая есть в литературе реализма, – главные мотивы у Сологуба и отражают его неверие в конец старого строя жизни : «Я поверил бы в издыхание старого мира, если бы изменились не только строй внешней жизни, но и строй души. А этого как раз и нет нигде и ни в ком". «Все … анекдотическое, бытовое и психологическое в моем романе основано на очень точных наблюдениях, и я имел для моего романа достаточно натуры вокруг себя»

Подводя итог моим впечатлениям от прочитанного у Сологуба (далеко не всей прозы и весьма небольшой части поэзии), скажу: это настолько концентрированно и убедительно показанное торжество мрачного зла и обывательщины, что вслед за автором начинаешь верить, что избавление от такой жизни - лишь в смерти.
Tags: С, серебряный век
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 62 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →