Даниил Клубов (dagardt) wrote in chto_chitat,
Даниил Клубов
dagardt
chto_chitat

Categories:
 Януш Леон Вишневский. “Любовница”, книга из шести рассказов. Издательский Дом “Азбука-классика”, СПб 2008.

Первоначальное название книги звучало как “Менструация”, однако издатели, очевидно, опасаясь, что столь эпатирующее название отпугнет читателей, настояли на его изменении. 
 Януш Вишневский, работая в жанре коммерческой литературы, для которой свойственно стремление как можно прочнее привязать ваш таламус к тексту, отнюдь не чурается интеллигибельности, а, напротив, обладает тонким психологизмом. И при чтении не возникает ощущения, что кто-то насильно накормил вас слабительным, обрекая восседать на нужнике словесности, и выкрикивает на ухо избитые истины (как скажем при чтении Пауло Коэльо). Напротив, прочитав Вишневского, осознаешь, что твоя картина мира стала несколько богаче тонами, несколько более полна, будто в нее вставили недостающий кусочек пазла или вы надели очки и вдруг поняли, что у вас были проблемы со зрением. 
Однако, порой создается впечатление, что действия персонажей Вишневского чересчур аффектированы. К примеру, Анджей из “Anorexia nervosa” с рыданьями бросается на капот движущегося автомобиля и избивает ошарашенного водителя только за то, что тот оставил наскучившую ему собаку одну на парковке (не зарезал, не застрелил, а оставил!) Вероятно, хозяин животного просто рассчитывал, что привязанное к столбу бедное создание кто-нибудь да подберет, но это не помешало Анджею, кстати, за минуту до этого занимающемуся сексом в соседних с парковкой кустах, избить его в кровь и орать диким криком. Правда, мы знаем, что Анджей обязан собакам жизнью, но это дела в данной ситуации не меняет.
Стоит отметить, что почти во всех рассказах фабулу нам излагает женщина (кроме последнего автобиографического рассказа “Замкнутый цикл”). Персонажи Вишневского – это яркие личности, имеющие какую-то одну определенную, рельефную особенность, приставшую к ним как хроническое заболевание: это может быть и идея фикс, и слепая страсть, и перманентная депрессия, и физическое недомогание. Но особенность действительно одна и писатель работает только с ней. Его герои вроде харизматических политических деятелей в безукоризненно белых рубашках, но… без штанов. Да, без штанов, потому что творчество Вишневского во многом сексоцентрично, чем и обусловлен интерес к нему массового современного читателя. 
Любопытна композиционная структура книги: сюжетообразующую роль в первом рассказе играет эпизод первой овуляции у девочки, во втором - тоска по любовнику, в третьем - неполное им обладание, четвертый носит название “Ночь после бракосочетания”, предпоследний – “Менопауза”, а последний – “Замкнутый цикл”. И только в последнем повествователь – мужчина. Таким образом, мы можем увидеть, что Вишневский накладывает жизненные реалии на некую структуралистскую модель, ядром и составными элементами которой является эрос.
Что касается языка и стиля текста, то привлекают сжатые до семантических эссенций предложения, часто по-маркесовски переставленные местами в последовательности повествования. Плюс ко всему, интригуют фрагменты кульминационных эпизодов, вырванные из середины абзаца и поставленные в начале: натыкаясь неожиданно на них, начинаешь чувствовать напряжение, сравнимое с напряжением просмотра трейлера к интересному, захватывающему фильму.
В целом, книга импонирует отсутствием менторского тона и незавершенностью идейного ряда, помноженной на меланхолию. Она вопрос-в-себе. Она как еле слышный голос в телефонной трубке, который сквозь помехи доносит до тебя частицу чего-то важного и пропадает. Решать, что же этот голос значит, Януш Вишневский относит к прерогативе читателя.



Tags: Вишневский
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments