Ко (sivaja_cobyla) wrote in chto_chitat,
Ко
sivaja_cobyla
chto_chitat

ЗЫБУЧИЕ ПЕСКИ



Я уже научилась не доверять аннотациям книг, тем более что последнее время основной упор в них делается на количество экземпляров творения, проданных по всему миру. Видимо, чтобы покупателю не было обидно, и он знал, что не он не одинок в своей глупости и доверчивости. Но, увидев новинку издательства «Азбука», роман Жюстин Пикарди «Дафна», я все же изменила благоприобретенным навыкам. Мне пообещали «лучший неоготический роман последнего времени» и, если мне «понравилась Тринадцатая сказка Саттерфилд», то эта книга должна была понравиться еще больше. «Тринадцатую сказку» я прочла долгим зимним вечером с удовольствием, поэтому и решила приобрести

Начну с бесстрастного изложения сюжета. Итак, Дафна Дюморье собственной персоной, переживая измену и болезнь мужа, пишет биографию Брэнуэлла Бронте, брата своих сестер, чей литературный талант столетиями незаслуженно игнорируется и якобы меркнет в блеске славы Шарлоты и Эмили. Писательница собирает материалы, ранние рукописи, заметки Брэнуэлла, и с этой целью вступает в переписку с неким мистером Симингтоном, бывшим хранителем музея Бронте, обвиненным некогда в краже рукописи известной тетради стихов Эмили Бронте. Параллельно с этим развивается вторая линия повествования. Молоденькая аспирантка пишет диссертацию по творчеству Дюморье и одновременно пытается разобраться в собственной сложной семейной ситуации, схожей с той, в которую попала героиня «Ребекки», с той лишь разницей, что первая жена ее мрачного супруга жива и успешна, и ею девушка интересуется куда больше, чем мужем. Вот, собственно, и весь сюжет. Если читатель ждет хоть какого-то логичного повествования, содержащего внятный вопрос и не менее внятный ответ, что, в общем-то, оправданно в случае развлекательного романа, то он его не дождется. Действие и стиль изложения в книге напоминают зыбучие пески: чем больше барахтаешься, пытаясь понять, чего ради написана «Дафна», тем глубже увязаешь в мутных рассуждениях, незначительных деталях, загадках без ответа и пыльных воспоминаниях автора.

«Дафну» можно было бы назвать литературоведческим детективом, если бы в книге была хоть капля документальности, но события вымышлены, причем вымышлены неумело. Книга могла бы стать дамским романом о сложностях семейной жизни, если бы автор дал себе труд хоть немного прописать характеристики персонажей, вместо того, чтобы насаживать одну за другой аллюзии на весьма неустойчивый стержень аналогии с «Ребеккой» и «Моей кузиной Рейчел». Роман даже мог стать хорошим мистико-готическим произведением, если бы вместо неумелого подражания Дюморье Пикарди потрудилась бы создать соответствующую атмосферу и героев. В результате неумелого смешения всех этих жанров получился аморфный текст практически ни о чем, с отдельными вкраплениями удачных сцен и мыслей, которые мгновенно затягиваются трясиной ненужной конкретики, вязнут в путанице семейно-служебных отношений и в хлюпающих слезами-соплями мемуарных отступлениях о жизни английских библиотекарей.

Пожалуй, единственный интересный момент в книге - это генеалогическое древо семьи Дюморье, приведенное на одной из последних страниц. Очень талантливая была семья. Я, например, никогда такими подробностями не интересовалась, но, оказывается, что автор как сейчас бы сказали культового «Питера Пэна» Барри тоже был в родстве с семейством Дафны. Читать о юношеских пьяно-наркотических исканиях Брэнуэлла Бронте тоже было бы интересно, если бы автор потрудился пойти немого дальше постоянных повторений одной и той же мысли, что брат был не менее талантлив, чем сестры, но более уязвим психически. Сюжетные отсылки к рассказам и романам Дюморье сделаны неплохо, но тоже очень навязчиво. Каждая женщина в книге рано или поздно начинает себя чувствовать героиней «Ребекки» с нависшей над ней зловещей тенью Другой Женщины. Это несколько утомляет и создает ощущение, из всего творчества Дюморье автор не понаслышке знаком только с одним романом.

Я не могла четко сформулировать свои впечатления от «Дафны» до тех пор, пока не поинтересовалась личностью Жюстин Пикарди, и тогда мне сразу все стало ясно. Оказалось, что «Жюстин Пикарди, журналист, работала в журналах Vogue, Sunday Telegraph Magazine, Harpers Bazaar, была редактором журнала Observer Magazine». Действительно, роман напоминает статью в глянце, та же схематичность, те же ненужные детали и отсутствие целостности и внятного сюжета.

И еще один момент. Автор, вроде бы, англичанка, но почему же тогда в сцене, когда мать учит маленькую девочку переходить дорогу, то она советует ей сначала посмотреть налево, а потом направо? В Англии, вроде, все должно быть наоборот...
Tags: женская
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments