Micky Knox notes. В поисках величия (hans_zivers) wrote in chto_chitat,
Micky Knox notes. В поисках величия
hans_zivers
chto_chitat

Categories:
  • Music:

Эмиль Золя -=- Творчество


   Роман входит в 20-томную эпопею "Ругон-Маккары" в качестве 14-го тома и рассказывает историю появления и развития импрессионизма, тксказать, в лицах.

   Кому как ни Золя знать все подробности, ведь он был одним из первых современников, кто оценил эти новые веяния в современном ему искусстве. Позже именно он встал горой на защиту молодых художников, которые посмели бросить вызов догматам классицизма и буквально взорвали изнутри тесный мир искусства. Я, конечно, знал, каким осмеяниям, какому остракизму подвергались тогда они, но обрывочно, Золя же все подробно расписал и в лицах представил все движущие силы этих закулисных баталий.

   С самой юности я обожал импрессионистов. Чисто визуально, интуитивно и без всяких причин и объяснений. Золя же в своем "Творчестве" почти исчерпывающе рассказал, за что именно я так полюбил всех этих безумцев-художников с широкой открытой кистью, его близких друзей и основоположников совершенно нового направления в искусстве.

   Впечатлила завязка романа: представил, каково было девушке из провинции, оказавшейся одной ночью в Париже, городе мало того что развратном и попросту опасном, так ещё и совершенно незнакомом ей. Да ещё и в такую грозу. Крутые описания, как Сена освещается всполохами молний, призрачный Ситэ, все эти соборы и прочие нотр-дамы. Есть там что-то демоническое, так и вижу горгулий, ждущих своего часа чтобы сцапать кого-то.

   Начало романа я буквально проглотил и не заметил, попросту увидел все, что происходило. И эту каморку художника, мансардное окно, грозу за окном, девушку в насквозь мокром платье, сам художник, Клод, с растрепанной бородой, склонившийся над спящей своей гостьей и лихорадочно пишуший ее.

   "Да-да, герр Алоизий, приходите и приводите вашего сынишку, уверен, ему понравится у нас учиться, самые известные архитекторы учились в нашем заведении!"

   Впечатлила сцена в архитектурных мастерских, а именно как студенты сдавали свои работы в Академию в "дэдлайн". Если бы не лавры Золя как главы фр. реализма, я бы решил, что сильно уж преувеличено или придумано. А то по духу прямо Рабле какой-то получился:

   "...Клода пригвоздил к месту не рев студентов, а общий вид мастерской наутро после «ломовой ночи» – так архитекторы называли эту ночь отчаянной работы. С вечера весь наличный состав мастерской, шестьдесят учеников, заперлись здесь; те, у кого проекты были уже готовы, обязаны были в качестве «негров» помогать своим отставшим конкурентам, которым приходилось за одну ночь выполнить недельную работу. В полночь все подкрепились колбасой и разливным вином. В час ночи в виде десерта пригласили трех дам из соседнего публичного дома и, не замедляя темпа работы, устроили в мастерской, окутанной дымом множества трубок, некое подобие римских оргий. На полу валялись обрывки просаленной бумаги, осколки разбитых бутылок; грязные лужи, впитываясь в доски, растекались по полу; в воздухе стояла вонь оплывших свечей, едкий запах мускуса, которым были надушены женщины, смешанный с запахом сосисок и дешевого вина".


*****


"Ва-а-у, девчо-онки, сейчас модно и классно
получать пиз**лей на Марше Несогласных"


трэш-кабарэ "Кач"

   Впечатлила сама выставка, "Салон Отверженных". Как все они, совсем молодые художники, шли уже после, а буквально весь Париж проезжал мимо - кто-то ещё туда, на выставку, большинство уже с нее. Сейчас таким масштабом вовлеченности не могут похвастать никакие мероприятия, разве что надумают в один день умереть несколько майкловджексонов, а на похоронах будут играть Metallica и Marylin Manson. Вот тогда, думаю, масштабы посещения и скандальности будут сопоставимы с тем Салоном Отверженных, где выставлялись ранние импрессионисты.

   Вообще, честно говоря, более всего впечатлило меня то, с каким упоением и самоотдачей, как увлеченно эти люди отдавались своему занятию - живописи. Не хочу выглядеть старой брюзгой, но мне трудно представить сегодня такое самопожертвование, такую увлеченность чем-либо. Современные молодые люди с таким азартом разве что в "Одноклассниках" сидят, чатяцца целыми сутками. Зачем, для чего - нет ответа...

   Ещё мне всегда нравилось, как рассуждают люди тех лет и почти всех соц. слоев (кроме самых уж):
- Вы где сегодня обедаете? М-м-м, мы с женой тоже там были на прошлой неделе, собралась замечательная компания. Мсье Шуберт представил нам свое новое творение"

   Вот так вот. Мсье, блять, Шуберт. Сегодня разве что группа "Краски" могут нам представить что-то. За большие деньги. По телевизору. Или Алла Борисовна, не к ночи будет помянута. Ладно, чур меня, проститте, я отвлекся.
Я хотел сказать лишь что было принято обедать и даже завтракать где угодно, только не дома. Дома кушали лишь отъявленные негодяи самые отсталые, бедные или скупые люди. Даже совершенно! нищие студенты по четвергам собирались у одного из них для совместного обеда,  и непременно была служанка, либо кухарка прислуживала им.
   Вообще, конечно, было сильнее разделение по слоям и "гильдиям". Зато все было определенно и степенно (вспомнилось, кстати, что "студент" - это был совершенно определенный социальный статус, профессия (помолчите, господин Раскольников!), вроде "служащий" или "купец". Причем не только по всей Европе, но и в России, что довольно показательно).

   Понравилось, как человек получил несколько синяков на концерте Вагнера. Приходит, такой, с Вагнера в синяках ;) Слэм, наверно, был мощный. Для не читавших поясню: Вагнера освистали, так этот полез защищать его, драться со свистунами. Каково, а? Нет, вы вдумайтесь! Не за "васю с раёна" и даже не за "Спартак", который чего-то там чемпион, ОН ЗА ВАГНЕРА, блядъ, ходил драться!
Уму неподвластно и непостижимо.

   И, конечно, поневоле приходят сравнения и ассоциации. Конечно, с "Жажда жизни" Ирвинга Стоуна, в первую очередь. Те же лица, ранние импрессионисты, Париж, кафешки, шлюхи и абсент (у Золя, правда, без романтизации и более сниженно, вместо абсента - дрянное и разбавленное вино, вместо постоянных посиделок в кафешках - постоянная нищета у большинства персонажей).
Только в "Жажде" рассказывалась история одного, пусть и великого, человека (Ван Гог). В "Творчестве" рассказывается о целом поколении, пласте культуры, без которого невозможно сейчас представить ни мировое искусство, ни сам Париж.
   В "Жажде" описывается трагедия одного непонятого человека, а Золя рассказывает о непонимании целого поколения. Художников, творцов, людей. Мучительно метавшихся и наконец нашедших.


Tags: 19 век, З, французская
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments