happy_book_year (happy_book_year) wrote in chto_chitat,
happy_book_year
happy_book_year
chto_chitat

Categories:

Чарльз Буковски, Проблема маленького человека со средних размеров х*ем

Где мой Буковски! Только что распечатка была у меня под рукой, и вот ее уже не было. Как вы уже поняли, моя жена, которая всегда-знает-где-что-лежит, так еще и не вернулась с югов. Книги продолжают исчезать, распечатки прятаться, а хармсовские старушки падать. Но, распечатка, была найдена, и я углубился в чтение нескольких коротких рассказов старого козла и алкоголика Буковски.

Возможно, он и правда писал всю жизнь только о себе нелюбимом. И его альтер-эго писатель Генри Чинаски, затерянный на просторах дешевых мотелей, порой уступает место герою, носящему авторские ФИО. Итак, первым моим знакомством стали рассказы: "Политика", "Город Зла", "Доллар и 20 центов", "Рисковая игра в марихуану" и "Пиво, поэты и треп".

Как говорит совершенномудрая Википедия - Буковски ошибочно причисляют к битникам. Что ж, ошибиться действительно очень трудно. Почему? Есть пиво и сигареты и вино, есть поэзия в виде ломанного, схожего с ритмом джазовой импровизации, строя строф, есть заигрывания с дзен-буддизмом и даже Керуак есть!(см.рассказ "Пиво, поэты и треп"). И все же, права википедия - ошибочно причислен он к битникам. Ведь если битники искали свободы вне общества, как бы отвергая человека, как животного социального, то Буковски далек от подобных романтических бредней. Его проза очень крепко стоит на фундаменте обыденности и повседневности устоявшихся и действующих законов социума, и даже фантасмагория "Города Зла" использует почти берроузовскую Интерзону - лишь для антуража.

Перейдем, непосредственно к рассказам:
"Политика" - с которого я и начал, понравился мне больше всего. Замечательный рассказ, замечательно начинающийся: "В Городском Колледже Лос-Анжелеса перед самой Второй Мировой войной я выдавал себя за нациста". Рассказ "Политика" посвящен молодости Буковски, когда он в контру ура-патриотическим настроениям заигрывал с крайне-левыми лишь для того, чтобы быть, как Баба-Яга - против: "Я едва мог отличить Гитлера от Геркулеса, а дела мне до этого было и того меньше". В коротком рассказе, Буковски очень точно описывает суть всех молодежных движений, поигрывающих в политику. Быть может он и вправду в прыщавой молодости уже был не дурак, или написал чуть позже этот рассказ - но основные выводы разительно контрастируют с политическими жмурками, в которые играют юнцы: "Обещаю вам, едва ли эта война - последняя. Как только уничтожат одного врага, умудрятся найти другого. Это бесконечно и бессмысленно. Нет таких вещей, как хорошая война или плохая война". / "Я чувствовал, что скоро случится война, а туда мне не особенно хотелось - роль сознательного противника меня тоже не прельщала. Срань кошачья. Все бестолку. Мы с моим хуем средних размеров были в беде. Я просиживал уроки молча, ждал. Студенты и преподаватели подкалывали меня. Я потерял напор, спустил пар, утратил пробивную силу. Все выпало у меня из рук. Это неизбежно случится. Все хуи в беде". В рассказах Буковски - коротких - кажется ровно столько слов, сколько нужно. Не больше, ни меньше. И от того, они не звучат обделенно, незавершенно - нет - они звучат законченно. Хорошо и окончание рассказа, в котором, кажется сошелся весь трагизм игры паяцев под названием "Политика": "Нам сообщили: только что разбомбили Перл-Харбор. Объявили, что всем военнослужащим надлежит немедленно вернуться в свои части. Друг попросил, чтобы я доехал с ним на автобусе до Сан-Диего, предположив, что мы видимся, может быть, в последний раз. Он оказался прав".

Рассказ "Доллар и 20 центов" - познакомил меня с манерой Буковски писать без заглавных букв. Интересный ход, который превращает текст в удава, который поглощает читателя. История старого забулдыги, старого козла, бомжа у которого доллар и 20 центов в кармане, который сталкивается с молодым "щеголем", решившим позубоскалить. Быть может в этом рассказе Буковски предвидел свой собственный конец, быть может он был написан в период мрачных дум о будущем? Или это все же скрытая сатира автора?

"Пиво, поэты и треп" - вещь очень атмосферная. Несколько друзей, сидят на кухне за пивом и обсуждают современных поэтов, правда вывод автора таков: "почти все великие недавно умерли -- Фрост, каммингс, Джефферс, У.К.Уильямс, Т.С.Элиот, остальные. пару ночей назад -- Сэндберг. за короткое время они все будто умерли вместе, добавь Вьетнам и беспорядки, и вышла очень странная, быстрая, саднящая и новая эра". Саднящая эра. А потому, остается ночь, пиво и треп о поэтах. и хот ьсам рассказ по тону дурашливый - ведь действительно, треп - есть в нем замечательные жемчужины, навроде вот этой: "еще лучше делать то, что делал я. я думал про больницы, ипподромы, некоторых женщин, которых я знал, некоторых женщин, которых я похоронил, перепил, перееб, но не переспорил. безумные алкоголички, приносившие любовь именно мне, и все по-своему".

Рассказ "Город Зла", мне кажется, очень хорошо читать если вы смотрели "Таксиста" Скорсезе - та же атмосфера безнадеги, усталости и отвращения от непонятного, извращенного, болеющего мира. И хоть этот рассказ читать несколько неприятно, в нем много грязи - но совместное переживание с главным героем, который "...но я видел Вечность" - того стоит.

"Рисковая игра в марихуану" - довольно-таки забавный рассказ, в котором Буковски описывает молодежь, которая возвела безобидное покуривание травки в богемный культ, которые этим кичатся и пафосно претендуют на элитарность. Буковски это все смешно: "употреблять наркоту потихоньку, для собственного удовольствия, они не умеют, им обязательно надо ВО ВСЕУСЛЫШАНИЕ объявить о том, к чему они приобщились. мало того, они склонны связывать всё это с Искусством, Сексом, Отказом от жизни в обществе. Их Кислотный Бог, Лири, велит: "бросайте общество. следуйте за мной." потом он арендует в городе зал и берёт по пять долларов с носа за то, чтобы они послушали, как он толкает речи. потом рядом с Лири появляется Гинзберг провозглашает Боба Дилана великим поэтом. самореклама знаменитостей, так и не слезших с детского горшка"./ "их язык. клёвый, старина. сечёшь. чувачьё. класс. нашенский. ненашенский. отпад. торчок. лох. пистон. крошка. папаша. и так далее и тому подобное. те же самые слова - или как их лучше назвать? - я слышал ещё в 1932 году, когда мне было двенадцать лет. то, что они на каждом шагу слышны четверть века спустя, не внушает особого уважения к любителю наркоты, особенно когда он считает их признаком высшего класса. происхождением большей части этого словесного пласта мы обязаны людям, пристрастным к серьёзным наркотикам, людям с ложкой и шприцем, а также старым негритянским джазовым музыкантам".

Проза Буковски воспитала всю так называемую современную контр-культуру, от него берется и этот хрусткий, ломкий, как чипсы, язык - который быть может отчасти кастрированный и неполноценный - но "проглатывается" на раз. Буковски мог кормить читателя "бутербродами с дерьмом"(так называется один из его романов), матерится почти в каждом предложении и вообще провоцировать воспитанную публику - но все это лишь фасад, лишь яркая цветастая ширма, за которой прячется мудрый, на деле, а не умозрительно, протестировавший жизнь писатель. Его сравнения и метафоры точны, его слог затягивает, его юмор - смешной. Быть может это мои надумки, но Буковски мне показался очень близок еще одному известному выпивохе - Сергею Довлатову.

Даже и не знаю - стоит ли советовать Буковски широкому кругу читателей, но лично я - свое знакомство с этим автором продолжу. Мне понравилось. Очень.

Читать рассказы Чарльза Буковски
"Политика"
"Доллар и 20 центов"
"Пиво, поэты и треп"
"Город Зла"
"Рисковая игра в марихуану"
Tags: 20 век, Буковски, рассказы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments