Vella (by_vella) wrote in chto_chitat,
Vella
by_vella
chto_chitat

Category:

О прочитанном. Часть 6

«Трудно быть богом», Аркадий и Борис Стругацкие – Антон был послан на другую планету, чтобы в роли Руматы наблюдать за творящимися там безобразиями, а конкретнее: любоваться на немытые космы дворян, спасать от смерти ученых мужей и вести воспитательно-нравственные беседы с правящим сословием.
«Я вернусь», Эльчин Сафарли – В общем, наша русская баба (правда, это не обычная Фрося Бурлакова, а огламуренная донельзя фифа) приехала в Стамбул и втрескалась в местного турка - по самые помидоры!
«Просто вместе», Анна Гавальда – …Научитесь ценить роскошь человеческого общения – и, возможно, одним человеком на земле станет счастливей.
«Дневник», Чак Паланик – События настолько сюрреалистичны, что начинаешь сомневаться не только в психическом здоровье героев, но во вменяемости автора.
«Жалобная книга», Макс Фрай – …Быть накхом – занятно и нескучно. Главное – договориться с собственной совестью.
«Грозные чары»,  Мэри Стюарт – Королева романтического детектива, как называют авторшу на обложке от книги к книге, по моим прикидкам не дотягивает даже до баронессы…

«Трудно быть богом», Аркадии и Борис Стругацкие
Что-то мне подсказывает, что я несколько запоздала с прочтением этой книжки. Такие вещи воспринимаются «на ура» лет эдак в 16-17… Сейчас же я безнадежно стара для данного романа. Или же он – беспечно молод для меня.
Антон – обычный парень из нашего (или будущего?) времени, тихо и мирно проживающий на планете Земля (точный адрес: Солнечная система, третья планета от Солнца, расстояние от Звезды примерно 150 млн. км, стучитесь – и вам откроют…).
Румата – прославленный дон из богатого рода, известный на весь город Арканар, затерявшийся в эпохе средневековья (точный адрес Арканара: засекречен).
И так уж получилось, что Антон и Румата – одно и то же лицо. Антон был послан на другую планету, чтобы в роли Руматы наблюдать за творящимися там безобразиями, а конкретнее: любоваться на немытые космы дворян, спасать от смерти ученых мужей и вести воспитательно-нравственные беседы с правящим сословием. Но больше всего Антон-Румата тяготится не своим богатством или могуществом, а основным заветом наблюдателя: «не вмешивайся». То есть герою, имея в руках власть и неограниченную силу, нужно, во что бы то ни стало, удержаться от их применения… Так что внутренняя борьба с самим собой и нереализованная борьба с существующими устоями не дают Румате-Антону ни минуты покоя. Однако же, человек слаб и «когда нельзя, но очень хочется – то можно».
Пожалуй, все же фантастика – не мой жанр. А уж изучение под разными углами вопроса о том, насколько целесообразно и оправдано вмешательство в чужие судьбы или в ход истории – и вовсе утопичная тема. Если все предопределено, то как ты не бейся головой о стену – бетон не сложится, а вот голова может и пострадать.
Резюме: даже не будучи Богом, жить ох как нелегко… Хорошо хотя бы, что изобретение водопровода значительно упростило человечеству бытие!

«Я вернусь», Эльчин Сафарли
Каюсь - я повелась на пиар!
Автор, вместо того, чтобы положить в чай две ложки сахара, зачем-то налил чай прямо в сахарницу и заставил читателя проглотить всю эту бурду, не размешивая…
В общем, наша русская баба (правда, это не обычная Фрося Бурлакова, а огламуренная донельзя фифа) приехала в Стамбул и втрескалась в местного турка – по самые помидоры. И ладно бы там просто покувыркалась с ним пару деньков – так ведь нет!.. «Люблю-ни-мАгу!-Не-отпускай-меня-в-страшную-холодную-Россию-матушку!..» – Да-а-а-а… Тяжелый случай, товарищи. Практически неизлечимый.
Героиня начала вызывать раздражение почти что с первых страниц: своими королевскими замашками, истерично-оригинальными выходками и постоянным цитированием чужих высказываний (книга вообще страшно напоминает сборник случайных афоризмов).
Ну, а пока огламуренная Фрося пыталась совладать с обострившимся маразмом, герой носился со своими чувствами, как турок с писаной торбой, не зная – куда бы их приткнуть?.. Разве что некоторое облегчение наступило, когда причина страсти отчалила восвояси, чтобы утрясти дела с мужем-рогоносцем, который обеспечивал ей безбедное существование, и, вероятно, субсидировал поездку на чужбину. 
Максимум, что могу отметить в книге – это перечень чужих судеб, на фоне того бедлама, что устроили незадачливые любовники. Все остальное – переливание из пустого в порожнее...
Страшно умиляли рассуждения о Москве – типа «город порока, нищеты и блеска!». Вах!..
Еще обескураживали некоторые несостыковки… Как то: герой постоянно подчеркивал, насколько «натуральна и естественна» его возлюбленная, которая даже декоративной косметикой для лица не пользуется. При этом сама возлюбленная чуть ли не каждый раз после секса садилась красить ногти… на ногах! – Так и хочется спародировать Станиславского с его коронным «НЕ верю!». Ну, какая нормальная женщина, пренебрегая лицом, будет заниматься исключительно копытами?!.. Покажите мне такую!
И да, я иногда бываю злая и могу постебаться. Но уж слишком много сладкой патоки в этой книге. Прям как будто я рахат-лукума переела, так что аж мозги слиплись!

«Просто вместе», Анна Гавальда
А вот это, пожалуй, приятный и, я бы даже сказала, уютный роман. Впечатление такое, будто я несколько часов просидела в кресле-качалке, укрытая пледом, с чашкой крепкого кофе в руках, пока тепло непрошено растекалось по телу – от кончиков волос до кончиков пальцев…
Творение достаточно объемное – на 600 страниц с хвостом. Но такой «масштаб» совершенно не тяготит, однако и подгонять сюжет – нужды нет. Повествование лишено надрыва, крутых поворотов и неожиданных развязок. Оно течет себе размеренно – как сама жизнь, с ее невзгодами и радостями, находкам и потерями, людьми и обстоятельствами. И именно обстоятельства сводят вместе трех совершенно разных персонажей, которые постепенно притираются друг к другу, учась ценить не только чужие достоинства, но и недостатки.
Камилла Фок – молодая художница, вынужденная работать по ночам, убирая офисные помещения. Франк Лестафье – повар, который вкалывает чуть ли не круглые сутки, расходуя редкие минуты отдыха на выпивку и случайные связи. Филибер Марке де ла Дурбельер – отпрыск аристократического рода, страдающий заиканием и торгующий открытками в ларьке при музее. И нет между ними ничего общего, кроме обоюдного желания – быть просто вместе.
Не ищите в книге глубокий философский подтекст: некоторые вещи не нуждаются в объяснении. Препарировать истину - дело неблагодарное... Всего лишь научитесь ценить роскошь человеческого общения – и, возможно, одним человеком на земле станет счастливей. 

«Дневник», Чак Паланик
Еще более не мое, чем Стругацкие – «увы и ах» или «ура и ладно». Давилась буквально через страницу. История похожа на огромный кусок плохо прожаренного жилистого мяса… Его не то, что переварить, - его и прожевать-то трудно! (Что-то я в этот раз особенно падка на гастрономические сравнения – оголодала в конец, видно).
Китч и треш. – Более удачных слов я не подберу, пожалуй... События настолько сюрреалистичны, что начинаешь сомневаться не только в психическом здоровье героев, но во вменяемости автора. Не спорю – оригинальность присутствует, местами она даже буквально фонтанирует через край – но в целом все эти изыски похожи на разглядывание собственных испражнений по принципу Сальвадора Дали... Возможно, Паланик – тоже гений. Я не берусь судить. И, в конце концов, каждый имеет право сходить с ума по-своему…
Талантливую художницу заманили на необитаемый остров и заставили рисовать круглые сутки. Многие из ее картин стали предвестниками произошедших далее событий. – Это из рациональной части. Из нерациональной: художницу посадили на сухой паек, завязали ей глаза и воткнули в нее катетер, чтобы живописеца не отвлекалась на такие человеческие нужды, как поход в туалет… Не думаю, что мне нужно продолжать пересказ... – С Палаником трудно тягаться в описании всяческих «зверств» и прорисовке физиологических подробностей.
Навряд ли в ближайшие пару лет возьмусь за этого автора. Ни стиль изложения, ни манера построения текста, ни – тем более – сам сюжет не порадовали… «Чернушная» и «показушная» вещица. Бесспорно, почитателей у Паланика и без меня много – так что не велика потеря, право слово. Просьба к почитателям – не свирепствуйте особо, пытаясь со мной спорить. Все же я, скорее всего, «конченный и закостенелый в своем восприятии эстет»!

«Жалобная книга», Макс Фрай
Мое первое знакомство с Фраем. Думаю – не последнее (люди добрые, посоветуйте еще мож какую его\ее книгу, только не серийную, пожалуйста – а?).
Конечно, я наслышана об этом авторе, но почему-то все руки не доходили (и ноги не дотягивались, ага). А тут – порекомендовали, направили, разве что деньгами на покупку не снабдили, да…
Легкий, разговорный слог. Занятный и неизбитый сюжет. Может, несколько смазанная концовка, но это общей картины не портит (как лопнувшая глазунья на сковородке – желток растекся, однако вкус яичницы остался!). Словом, приятное во всех отношениях чтиво. Мужчина, правда, несколько идеалистичным показался, да и женщина весьма «зализанная». И чувства между ними какие-то уж больно картинные… Но – повторюсь – в целом все очень и очень неплохо!
Вас преследует чужая зубная боль?.. Или внезапные спазмы в желудке? – Добро пожаловать в касту накхов! Если вы принимаете чье-то настроение за свое; если вы путаетесь в мыслях собеседника; если вам интересны жизни окружающих, – значит, вы прирожденный накх!.. И пускай вас не пугают рекламные слоганы, которыми я вдруг я начала злоупотреблять. Быть накхом – занятно и нескучно. Главное – договориться с собственной совестью.
Накхи – избранные люди, имеющие доступ к чужим судьбам. Они способны прожить чужую жизнь, приравняв года к секундам – насладиться чужими переживаниями, попробовать чужие эмоции на вкус, испытать чужую радость или боль, а потом вернуться в собственное тело и сознание. И так – до следующего «путешествия». Однако, есть принципы и законы, которые нарушать никак нельзя.
Что дальше?.. Чужая судьба – открытая книга. Читайте.

«Грозные чары»,  Мэри Стюарт
Ну, а закончить сегодняшнюю разнохарактерную подборку мне хотелось бы достаточно безликим детективом из серии «Мона Лиза», которая меня в последнее время только разочаровывает. – Надо переходить на другую.
Королева романтического детектива, как называют на обложке Мэри Стюарт от книги к книге, по моим прикидкам не дотягивает даже до баронессы… Просто, скучно и банально до оскомины. Не радуют даже красочные описания природы острова «в теплом южном море».
Люси Уоринг приезжает отдохнуть к сестре. Хлюпаясь в прибрежных водах недалеко от виллы, где остановилась, девушка замечает резвящегося поблизости дельфина. И несколько обалдевает в момент, когда по зверушке открывают стрельбу из окрестных кустов… Далее Люси знакомиться с соседями – отставным актером и его толи сыном, толи внуком (забыла я ужО подробности) – достаточно мрачноватым типом, питающим тягу к подозрительным ночным прогулкам на катере. Еще ей представляют очаровательного фотографа, который убит горем из-за того, что на днях утонул его помощник. Ну, и до кучи – вскоре Люси находит утопленника, чтобы уж совсем скучно не было...
Не читайте. Не тратьте время. Есть книги подостойнее, куда как содержательней и интересней. 
 
Tags: Гавальда, Паланик, Сафарли, Стругацкие, Стюарт, Фрай
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments