Ко (sivaja_cobyla) wrote in chto_chitat,
Ко
sivaja_cobyla
chto_chitat

МЕТРОСЕКСУАЛ - ДОМОХОЗЯЙКАМ



Одно из слагаемых суммы под названием «бестселлер» - это точное попадание книги в определенный сегмент читательской аудитории, то есть, начиная писать, творческая личность должна понимать, к кому собственно адресуется, кто будет потребителем. Грубо говоря, задумав роман об особенностях использования арматуры ПК-21бис в условиях Крайнего севера, не нужно рассчитывать, что им увлекутся подростки из Костромы или скучающие бабушки в пансионате «Северная Ривьера». Соответственно не обязательно заставлять персонажей говорить на тинэйджеровском жаргоне и включать сцены, отвечающие канонам латиноамериканских теленовелл. Почти все время, пока я читала fashion-детектив главного редактора журнала «GQ» Николая Ускова «Зимняя коллекция смерти», я задавалась вопросом: для кого написана эта книга? Кому она будет интересна? Я, конечно же, не в счет, я почти всеядный книжный червь, во всяком случае, мне очень многое любопытно и из книжного «от кутюр» и из «пред-а-порте».

Ну, вот, собственно, я и заговорила языком «Коллекции» - романа об убийствах в среде моды, глянца и «высшего света». С каких это пор все так перевернуто, и «высшим» считается свет обслуживающего персонала, тех, кто «делает красиво», издателей модных журналов, кутьюрье, моделей и праздно к ним примкнувших? Впрочем, оставим это определение на совести составляющих аннотации к книгам в издательстве Эксмо. Итак, каков сюжет? Один видный (во всех смыслах) редактор журнала для настоящих мужчин оказывается круто замешан в историю с загадочными убийствами близких и неблизких ему людей. Все преступления имеют не то маниакально-сексуальный, не то серьезно экономический, не то бытово-ревностный подтекст. Пытаясь во всем разобраться, икона гламура сам становится то полужертвой, то полуподозреваемым, впрочем, как и требует закон жанра. Казалось бы все примитивно. Но это не так.

Читая «Коллекцию», частенько теряешь сюжетную линию за щедрыми описаниями глянцевого быта, вплоть до того, что приходится возвращаться к прочитанным страницам, чтобы вспомнить, кем же приходится очередной труп постоянному обладателю скидок в магазинах Луи Виттон. По ходу дела автор с энтузиазмом неофита обращает читателя в гламурную веру, а вернее в ее поверхностные ритуалы. Мы погружаемся в мир белых «мазератти» с шофером, ботинок на тонкой кожаной подошве и томных гомосексуальных связей. Вместе с героями читатель схематично присутствует на показах Дольче-Габбаны и других идолов моды, постпоказных тусовках с безобидными и обидными наркотиками, мелкими развлечениями в местах общего пользования, куда допускаются не все смертные, узнает, что дарят постоянным посетителям дефиле, как распределяются места в зале между почитателями марки и рекламщиками, кто сидит дальше: байер или кинозвезда. Затем, из зимней Италии мы перемещаемся в Москву, легким энциклопедическим пробегом несемся по модным заведениям столицы, удивляясь ценам в заведениях для «высшего света», пытаясь представить блюда великосветского меню и понять, что из составляющих стоит таких астрономических денег. Мимоходом читатель сможет заглянуть на кухню издательского бизнеса, попытавшись проникнуться тонкостями раздачи рекламных мест в популярных журналах и принципами создания хитового номера. Тут, как я понимаю, автор делится наболевшим, а также личным опытом. Вообще, личное отношение к происходящему сквозит в книге постоянно. Рассуждения героев о моде, правильности и неправильности жизни «наверху» и «внизу», ксенофобии и краткие экскурсы в тонкости операций по перемене пола очень уж напоминают посты в журнале популярного блоггера. Ну, а в последней трети книги нас и вовсе заносит в средневековую Европу, где (привет Умберто Эко!) в монастыре предотвращается страшное преступление против великого правителя. Вот такой вот «с боку бантик», якобы связанный с московскими убийствами, на самом же деле, по-моему, просто являющийся данью историческому образованию автора, и, возможно, претензией на интеллектуальность детектива. Непонятно только, отчего же у историка-мидеевиста среднеевропейские монахи так упорно изъясняются на языке больше похожим на старорусский, например, употреблением слова «выя». Как и непонятно, кстати, почему сотрудники ФСБ все поголовно курят дорогие сигары. Ладно, и это, в конце концов, не суть. Важно, что ближе к концу интрига разворачивается очень стремительно, резко и злобно, как манекенщица на подиуме, что, надо сказать, очень радует. Развязка не совсем уж тривиальна и интересна. Так что, в общем и целом, мы имеем под обложкой «Зимней коллекции смерти» синопсис очень неплохого детектива с личными, бытовыми заметками автора.

Каждая из составляющих романа по-своему хороша и, если уж мы начали говорить о целевой аудитории, адресована определенному кругу читателей. Заметки о гламуре подойдут девушкам в возрасте от восемнадцати до двадцати двух в качестве морковки, чтобы вдохновить их на завоевание своего места под солнцем и перемещения из провинции в столицу, а так жедомохозяйкам, урвавшим несколько минут под феном в парикмахерской, уставшим молодым мамам и тем, кто смотрит «Дом-2». Историческая часть, после соответствующей стилистической обработки, хорошо пошла бы у старших школьников и студентов, при поездках в метро. Детективная основа – подарок самой широкой аудитории. Но когда все эти части соединяются в общее то, увы, целостного впечатления они не оставляют. Хотя, повторюсь, материал очень неплох и, что важно, из первых рук.

Вывод: если вы в отпуске, причем целиком, не только телом, но и мозгами – смело беритесь за чтение «Зимней коллекции смерти». Кстати, сэкономите на покупке нескольких глянцевых журналов, если имеете к тому привычку.
Tags: детектив
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments