Я и Моя Обезьяна (karamazoff_an) wrote in chto_chitat,
Я и Моя Обезьяна
karamazoff_an
chto_chitat

Categories:

Том Уэйтс: Невиновны во сне. Интервью.

Том Уэйтс – американской принц меланхолии, успешный киноактёр и один из самых легендарных музыкантов ХХ века. Все его песни можно условно разделить на две большие категории: "все умерли" и "все плачут". Ещё в 70-х под джазовый аккомпанемент он начал петь битнические баллады о несчастной любви и сердце субботний ночи, о бродягах и стриптизёршах, о карлике из Гонконга и пуэрториканки на деревянной ноге. Это был акустический вариант Чарльза Буковски. В 80-е, не без помощи своей жены Катлин Бреннан, он сформировал свой собственный уникальный стиль, состоящий из самодельных инструментов, звуков из соседней комнаты и неповторимого голоса Тома. Тогда же он начал сниматься в кино и получать Гремми. Потрёпанный внешний вид и эксцентричная манера поведения на сцене, окончательно закрепили за ним статус городского сумасшедшего. Похожую роль он продолжает играть и во время своих интервью. Место для разговора Уэйтс выбирает сам, и как правило это дешёвые забегаловки или странного вида мотели на окраине Лос-Анджелеса. И с первых же слов Том Уэйтс начинает врать! Ну, или не врать, а преувеличивать. Но в такой игривой манере он сообщает гораздо больше, чем всякие серьезные знаменитости его звёздного ранга. Тут главное не в том, что он говорит, а в том, что он не договаривает, в том, что вот-вот вырвется наружу. Главное в паузах и скачках интонации, в откровениях, заретушированных до уровня афоризмов, и в самом этом добропорядочном гражданине, который, отступил в сторону, предоставив слово комику. Короче говоря, Том Уэйтс не из тех людей, "кто вместо обручального кольца, продаст вам крысиную задницу".
В книге "Том Уэйтс: Невиновны во сне" собранны интервью и статьи за прошедшие тридцать лет, едва ли не с того самого дня, когда он впервые вышел на сцену лос-анджелесского клуба "Трубадур". Том Уэйтс очень интересный и остроумный собеседник, почти каждый его ответ мог бы стать полноценной песней, в хороших руках. Истории, подслушанные в ночных кабаках и прочитанные в местных газетах, мешаются с личным опытом и выдумками собственного производства, создают тот уникальный коктейль, в котором соседствуют радость и печаль, любовь и смерть, мудрость и безумие. Короче, все то, что мы называем жизнью.

"В детстве мы катались с горы, которая называлась Роберт-авеню; там отличные развороты, можно хорошо разогнаться. Я проезжал мимо соседа, мистера Ститчи. Он жил в самом клёвом месте – на самом повороте, где тебя выносит в самую верхнюю точку, там отличный бетон. Несешься мимо его дома, и чем ближе к крыльцу, тем лучше. Мистер Ститча пил как лошадь. Об этом знала вся округа. У него были очки с толстыми стёклами, красная рожа и весь перед рубашки в красных пятнах от вина. Точно как я сейчас. Короче, это было единственное место, где можно разогнаться до полного улёта, так что скейтбордисты со всей округи вечно фестивалили перед его домом. На Хэллоуин этого мужика хватил инфаркт, и он умер прямо у себя на крыльце, а нам сказали, он умер от того, что мы катались перед его домом, и это мы его убили, каждый по отдельности. И у каждого осталось в голове, что он приложил руку к убийству. Прямо Шекспир, все руки на одном ноже. Я до сих пор ношу это в себе, однако хочу объявить здесь и сейчас, я не убивал мистера Ститчу! Это признание потребовало долгого лечения и многих литров жидкости. Мистер Ститча, покойтесь с миром."
Том Уэйтс, журнал «Thrasher» 1993 год.


Если Вы настоящий поклонник Тома Уэйтся, то Вам просто необходимо прочитать эту книгу.
Tags: 20 век, США, У
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments