aum (nucisarbor) wrote in chto_chitat,
aum
nucisarbor
chto_chitat

Category:

Человек-Гаук

Павел Гаук (он же Пауль Хауг) - придирчивый, завистливый, несправедливый, занудный мизантроп - написал книгу "Москва-Вена-Москва, или хроника маменькиного сынка", которую в припадке тщеславия решил назвать романом.
Разумеется, это никакой не роман, а очень подробные и пристрастные мемуары человека, который многие годы видел мир музыки и музыкантов с непарадной стороны. Детям знаменитых людей всегда стоит посочувствовать - ведь вместе с отраженным светом и житейскими привилегиями они получают на всю жизнь волчий билет, в котором написано "природа отдыхает", правда это или нет.



Гаук-сын не любит людей, но нелюбовь его наблюдательна и памятлива. На каждой из семисот пятидесяти страниц можно найти анекдоты, разоблачения, словесные портреты самых знаменитых музыкантов Советского Союза 50-х - 70-х годов: Рихтера, Мравинского, Гилельса, Светланова, Гидона Кремера, Спивакова. А также Лорина Маазеля, Рубинштейна, Клиберна, Горовица...
При всем том, что написана книга мелочно и ворчливо, это весьма занятное чтение.
Вот любопытный образчик авторского видения людей. Он пишет о своем учителе фортепиано, выписанном для летних занятий на дачу:

По водворении Папича в Снегирях нас поселили в одной комнате. (Ума не приложу, как родители, люди здравомыслящие и трезвые, могли на такое решиться, если иметь в виду "голубизну" этого субъекта). Но, слава Богу, все обошлось, к счастью, педофильских наклонностей у него не обнаружилось.

Спрашивается, как юный Гаук мог установить "голубизну" субъекта, который ее никак не обнаруживал?

Павел Гаук. 2009 г.



Или история про дирижера Константина Иванова, который перед концертом нарочно распарывал свой фрак на спине, прихватывая прореху на живую нитку. В кульминационные моменты дирижер делал сильное движение, фрак разрывался, публика была в восторге. По словам Гаука, именно этот прием позволил ничтожному дирижеру получать ордена, звания и награды.
А эпизод про старух, которые дрались в фойе Малого зала Консерватории, доказывая, кто из них на самом деле настоящая любовница Рахманинова...

Пересыпая солью и перцем каждый абзац, Гаук, тем не менее, сделал то, чего не делал до него никто: сохранил и воссоздал в окарикатуренном виде огромный и пестрый мир музыкального закулисья. Настолько детально и подробно, что при всей корявости неотредактированного стиля перед тобой проносится настоящая, огромная и очень любопытная жизнь.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments