Журнал Всадника книги, музыка, мысли (ex_vsadnik20641) wrote in chto_chitat,
Журнал Всадника книги, музыка, мысли
ex_vsadnik20641
chto_chitat

Categories:

Майринк - Голем

Голем Корни популярности Майринка у отечественных читателей стоит искать в образах его героев. Все, что любил и ненавидел в людях Достоевский, оказалось столь же трепетно собрано на страница романа Майринка «Голем». Старая Прага и Петербург Достоевского удивительно похожи. Почти готическая мрачность, на границе с потусторонним, какая-то атмосфера затхлости, запустения, запах плесени и нагромождения позабытых вещей и людей, забывших себя. «Человек всю жизнь идет сквозь тень», - говорит главный герой «Голема». Не только атмосфера роднит Майринка и Достоевского, не только среда, где живут его герои, но и сами герои удивительно похожи. У Достоевского и Майринка, мне так во всяком случае кажется, есть четыре категории людей: великие святые, великие злодеи, наблюдатели и статисты. Старец Зосима из «Братьев Карамазовых» и пражский еврей, отец Мириам. Это святые безусловно. Если Зосима умирает, не оставляя доказательств своей святости в виде нетленного тела, то и пражский каббалист, не нуждается ни в ком и ни в чем. Он уже проснулся, выражаясь терминологией автора, причем проснулся давно. Его жизнь похожа на житие, мелкими тонкими чертами обозначена она. И как итог лаконичная, но и такая глубокая фраза: «Этот человек уж давно перерос все человечество». Его дочка, это Асоль пражских трущоб. Но она не ждет принца, она просто ждет ЧУДА. И опять это лаконичная фраза, в которой все: «такие девушки жили только в эпоху 7-ой династии египетских фараонов». Злодеи и в понимании Майринка и Достоевского, это люди, которые сознательно целенаправленно идут путем зла, при этом отчетливо понимают это. Аарон Восертруман – антигерой «Голема» достойный коллега злодеев Достоевского. Его жизнь глазами других людей это бесконечное, абсолютное зло. Причем и наш классик и Майнрик, похоже, понимают «зло» одинаково. Зло – это причинение боли, страданий и унижений другим людям, с целью собственной выгоды. Аарон в прямом смысле продал свою любовь. Когда он отчетливо понял, что любит свою женщину, он продает ее в публичный дом. Объяснение логичное и чудовищное этому деянию дает сын этой женщины, всю жизнь посвятивший мести своему отцу. «Он плакал, когда продавал наиболее дорогие ему вещи, но все равно продавал за хорошую цену». И, наконец, наблюдатели. Это те, кто на пути к абсолютному добру или же к абсолютному злу. Они наблюдают за ним, они ждут пробуждения, они уже не статисты, они игроки судьбы, но не не ангелы, и не демоны. ПОКА. Таким был Алеша Карамазов, вставший на путь добра, таким предстает и главный герой романа. Пробужденным, но святым. И наконец статисты. Голем - это не только каббалистическая легенда о неком искусственно созданном человеке. Големы это все прочие, кто не встает на пути добра или зла. Это бессмысленные люди. В романе «Времятресение» Курт Воннегут описывает наш мир, в котором в результате катастрофы время вернулось на 10 лет назад, но поскольку все уже произошло, случившее прошлое разыгрывается как спектакль. А люди, живут настолько бессмысленно, автоматически, что не понимают это не замечают, как они снова друг друга убивают, как стреляют себе в голову, как унижают и предают, как бессмысленно смотрят телевизор с бутылкой пива. В романе «Голем» - древняя кабалистическая легенда это еще и символ человека, который человеком быть не хочет. И еще наброски и детали. Человек без прошлого – это человек на пути к просветлению. Человек, отбрасывающий прошлое, уподобляется мертвому, потому что важен только приобретенный опыт, а не цепь событий. Где искать ключи от Библии, если священная книга каббалистов написана на нескольких языках и копий ее осталось слишком мало? Если бы ты хотел, ты бы стал искать, ты бы выучил языки. Если ты не сделал этого, то тебе не нужны ключи. «Голем» - это калейдоскоп этических дилемм, большинство из которых не разрешимы. Священная ли праведная месть? Можно искупить грех? Будет ли убийством самоубийство врага? Является ли злодеянием убийство в бессознательном состоянии? И главный вопрос, который задает себе автор и своим читателям: до каких же пределов может дойти человеческая низостью? Вопрос без ответа как и Достоевского. Человек слаб. Путь святого чаще всего не только сложен, но и жалок и постыден в глазах големов. Красной нитью чрез роман проходит буддийская притча: ворона спускается за куском сала, но он оказывается камнем». Густав Майринк оказал огромное влияние на умы последующих писателей. Очень высоко о «Големе» отзывался и Борхес. В нескольких своих эссе он пишет о Каббале и «Големе» и говорит, что Майринк мог написать только этот роман и больше ничего и остаться столь же любимым и почитаемым автором. Однако я рекомендую обратиться и к другим его романам и новеллам. Ранние несут отпечаток Эдгара По, более поздние пронизаны мистической религиозностью.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments