Knigolove (knigolove) wrote in chto_chitat,
Knigolove
knigolove
chto_chitat

Category:

Про совсем новое ну очень коротко

Несколько новых названий уже вышедших или вот-вот выходящих книг в разных жанрах, на которые, видимо, не жаль будет потратить деньги и время:)

В Фантоме выходят новый роман Кристофера Мура "Грязная работа" в переводе Максима Немцова Чарли Ашер – самый обычный парень. Чуток несчастный,слегка невротичный. Он типичный бета-самец – нерешительный, осторожный и склонный к размышлениям, а не к действиям. Чарли даже в кошмарном сне не могли привидеться, что он станет вассалом Смерти. Но именно эта беда с ним и произошла. И его доселе тихая и уютная жизнь обычного ипохондрика превращается в сущий ад: люди вокруг падают замертво, а в блокноте на тумбочке сами собой появляются имена тех, кому скоро предстоит отправиться на тот свет. Похоже, что Чарли принят на новую службу, неприятную и чертовски опасную. Но кто-то же должен выполнять грязную работу и нести людям смерть…
«Грязная работа» – изобретательный, гипнотический,хулиганский, умный роман для всех тех, кто не падает в обморок от шуток осмерти и острого словца. От детей и особо нервических граждан его стоит держать подальше, зато остальным новая книга Кристофера Мура категорически рекомендуется – как лучше средство от пошлости и наших будней.
и дебют по-русски Николаса Дрейдена "Книга птиц Восточной Африки".
Мистер Малик четвертый год тайно влюблен в красавицу Роз и наконец-то решился пригласить ее на ежегодный бал. Уже и письмо написал, и в конверт запечатал, как вдруг его давний соперник Генри объявил, что он от Роз просто без ума и намерен быть ее кавалером. Как быть? Истинные джентльмены могут разрешить спор лишь достойным образом. Дуэль! Только не на шпагах или пистолетах,а на птицах. Ведь дело происходит в самом сердце Африки, а наши герои являются членами орнитологического клуба. И дуэлянтам предлагается записывать всех увиденных птиц, и тот, кто наберет больше пернатых, тот и станет счастливцем.Но сражение должно вестись, как и полагается истинным джентльменам, – честно и благородно, а это совсем не так легко, как кажется.  
«Книга птиц Восточной Африки» – утонченный любовный роман, напоминающий о книгах Джейн Остен, и в то же время это великолепная комедия в духе Вудхауза, а экзотический антураж придает книге обаяние, вызывая в памяти истории Киплинга.
Мало того, что Фантом издает хороших авторов, у них еще и обложки книг выглядят очень презентабельно на фоне общей гламурной безвкусицы, да и формат удобный.

Надеюсь, новый роман Жана-Кристофа Гранже "Мизерере", выходящий иностранковском "Лекарстве от скуки" не разочарует: убийство регента в армянском соборе, исчезновение мальчиков из церковного хора, кровавые убийства, старинный хорал "Мизерере" и его таинственная связь с событиями в соборе. Мм, интригующе.

Порадовало "Эксмо" выходом ранее не переводившегося романа Айрис Мёрдок "Монахини и солдаты".
Впервые на русском - знаковый роман выдающейся британской писательницы, признанного мастера тонкого психологизма.
Гай Опеншоу находится при смерти, и кружок друзей и родственников, сердцем которого он являлся, начинает трещать от напряжения. Слишком многие зависели от Гая - в интеллектуальном плане и эмоциональном, в психологическом, да и в материальном. И вот в сложный многофигурный балет вокруг гостеприимного дома на лондонской Ибери-стрит оказываются вовлечены новоиспеченная красавица-вдова Гертруда, ее давняя подруга Анна, после двадцати лет послушания оставившая монастырь, благородный польский эмигрант по кличке Граф, бедствующий художник Тим Рид, коллеги Гая по министерству внутренних дел и многие другие...
Но без ложки дегтю тут не обошлось - Мёрдок вышла в совершенно жлобском художественном оформлении: мещанская картинка, легкомысленный курсив и дурацкие завитушки на обложке, намекающие на дамский душещипательный роман. Придется купить книгу и обернуть при чтении, дабы сии художества не портили настроения.

В "Амфоре" вышло продолжение романа Тонино Бенаквисты "Малавита" непритязательно названное по-русски "Малавита-2". История американского семейства Блейков, скрывающееся от мафиози в небольшом французком городке. "Малавита-1" впечатлила, надо читать вторую. Интересно, никто еще не купил права на фильм по этой книге? Очень киношная история получилась у Бенквисты.

Стоит обратить внимание на свежий небезынтересный нон-фикшн:
"Темзу" Питера Акройда, роскошно изданную Ольгой Морозовой;
"Коммерсантъ" о "Темзе":
Во-первых, Питер Акройд — всеобщий любимец. Во-вторых, тексты, в которых история страны, культуры и духа рассказывается на примере какого-нибудь географического объекта, сейчас как нельзя более востребованы. На этой ниве потрудились свежий нобелевский триумфатор Леклезио и лауреат двухлетней давности Памук. Можно даже сказать, что реки здесь как-то особенно популярны. Итальянец Клаудио Магрис — именно он, а вовсе не Леклезио, возглавлял в этом году нобелевские списки букмекеров — создал огромный том про Дунай, входящий в моду немецкоязычный болгарин Илья Троянов запротоколировал свое путешествие вниз по Гангу и даже наш соотечественник Алексей Иванов перекат за перекатом описал течение уральской реки Чусовой.
Так что акройдовская "Темза" — вещь беспроигрышная. Человек, написавший уже более чем достаточно книг, чтобы мы могли удостовериться в том, что нам нравится, как он пишет, написал про место, про которое всем интересно.
Акройд исследует Темзу от ее источника в Глостере до места, где она впадает в море. Он любовно рассыпает перед читателем цитаты, мифы и культурные ассоциации. Его Темза оказывается рекой мистической и одухотворенной. Овеянной таинственными ритуалами древних бриттов и бесконечным множеством посвященных ей стихов. Темза Акройда — это мрачная река, поглощающая тела самоубийц в романах Диккенса, светлый поток, несущий лодочку, в которой Льюис Кэрролл рассказывает сказку Алисе Лиделл, и несусветно красивая водная гладь с полотен Тернера. Всю эту поэзию Акройд умудряется безболезненно упаковать в оболочку исторических и географических фактов и даже цифр. Результат получается практически идеальным. Только очень длинным.

"Цивилизации" Фелипе Фернандеса Арместо

Что такое цивилизация?
Чем отличается "цивилизационный" подход к истории от "формационного"?
И почему общества, не пытавшиеся изменить окружающий мир, а, напротив, подстраивавшиеся под его требования, исключены официальной наукой из списка высокоразвитых цивилизаций?
Кочевники африканских пустынь и островитяне Полинезии. Эскимосы и иннуиты Заполярья, индейцы Северной Америки и австралийские аборигены.
Веками их считали в лучшем случае "благородными дикарями", а в худшем - полулюдьми, варварами, находящимися на самой низкой ступени развития.
Но так ли это в реальности?
Фелипе Фернандес-Арместо предлагает в своей потрясающей, вызвавшей множество споров и дискуссий книге совершенно новый и неожиданный взгляд на историю "низкоразвитых" обществ, стоящих, по его мнению, много выше обществ высокоразвитых...

"Мой взгляд на литературу" Станислава Лема

"Коммерсантъ" о "Моем взгляде на литературу":
К 1973 году, когда Станислав Лем написал эту книгу, все его главные романы были уже написаны, правда, пройдет еще 15 лет, прежде чем писатель официально объявит о конце литературной карьеры, оставив себе только публицистику. Статьи Лема последних лет, в которых он, в частности, критикует современную российскую власть, были изданы у нас совсем недавно. Книга "Для моих читателей", на русский переведенная как "Мой взгляд на литературу",— это что-то вроде объяснительной к запланированному уходу из литературы, который он сам называет дезертирством, сборник эссе, которые предваряет программная вступительная статья. Постулатов в ней несколько. Первый: продолжение таких книг, как "Солярис", написать невозможно, потому что вся их идея в недосказанности, в "скрытом вопросительном знаке". Второй: литература не должна повествовать о приключениях ради самого повествования, она должна "ощущать пресс перемен". Третий: science fiction в опасности, потому что мир развивается слишком стремительно; не поспевая за ним, такая литература превращается в развлекательную беллетристику. Ну и четвертый: в таких условиях писатель теряет свою основную функцию — "выковывать такое понятийно-художественное оружие или такие интеллектуальные, этические и эстетические мерки, которые не рассыплются в прах при ближайшем повороте истории".
Все остальные статьи в книге — ответ Лема на вопрос, что делать писателю в сложившейся ситуации. Он пишет эссе о своих любимых книгах, начиная с "Лолиты". В самом подходе Лема к литературе есть что-то от набоковских лекций, он точно так же избирателен и пристрастен и, анализируя чужие тексты, раскрывает механизм своего творчества.
Tags: Б, Бенаквиста, Л, Лем
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments