bezkalitnikov (bezkalitnikov) wrote in chto_chitat,
bezkalitnikov
bezkalitnikov
chto_chitat

Category:

Хоружий "Улисс" в русском зеркале"

Книга Хоружего «Улисс» в русском зеркале» требует такого же объемного предисловного погружения, как и сам роман ирландского классика. На поверхности совершенно абсурдные обстоятельства: а Хоружий-то и не литератор никакой вовсе и если верить сличению со словарем так выходит, что советский физик, философ и богослов. Каким же образом академик и доктор физико-математических наук подвизался на сей труд, на перевод непереводимого? Показательно обсуждение на одном из блогов, где в краткой и ультимативной форме переводчику поставлен диагноз, а «скука Джойса доводит меня до исступления, но это ядовито-опасная скука…». Все это вызывает недоумение и чесь в затылке. Странное и двойственное впечатление, книга Хоружего попала под мой непредвзятый взгляд, текст сам реконструировал автора – весьма интеллектуальный, глубокий, сострадательный литературовед… а тут такое. Замешательство. И я в той же позиции, что и Хоружий в начале Джойса, личность отталкивает, а подспудно отталкивает текст, падает доверие к ним обоим (к тексту, как компетентному переводу, к переводчику, как адекватному в трудностях перевода) и требуется усилие, чтобы остаться непредвзятым и идти дальше. Идем дальше. Хоружий в пику оппонентам, а, по его же заверениям, в оппонентах оказались все литературные демиурги за редким и слишком малым исключением, дает иную картину в «Русском зеркале», дает и ответ на вопрос, каким образом судьба подвела его к Джойсу и его «Одиссее» и это очень драматичная история бесконечного мытарства. Но, конечно, достоинство «Зеркала» в другом, как ни крути, это редчайший по глубине своей анализ, настолько глубокий, насколько и обширный, затрагивающий и вовлекающий не только личность Джойса, его особый психологический строй, не только внешние обстоятельства жизни художника – этого всего мало, приходится забегать далеко, к связям и параллелям в литературе, особом артефактном положении романа в стройном классическом ряду. Вот уж, действительно дикобраз среди людей, чей череп не вписывается в эволюционную цепь. Детально разбирается и сам текст, его особенности, индивидуальность поэтики Джойса, «Улисс» как предтеча «Поминок по Финнегану», которому Набоков со своей солнечной изящностью оттенил: «одна из величайших неудач в литературе». И делается это с такой сострадательностью, с такой любовью и в хорошем смысле преклонением перед Текстом и Художником, с такой литературной силой, что невольно попадаешь под чары, и не верится, что Хоружий смог сделать это из лживых, дилетантско-заносчивых побуждений. Книга будет интересна не только тем, кому небезразличен Ирландец, она, если выразиться пошло, весьма политична и изобличающая для русской литературной среды, пусть в этом хотя бы на грамм истинного положения вещей. Особенно я рекомендовал бы ее для начинающих литераторов, ищущих, экспериментирующих (в чьей и я когорте и ладье) с текстом, вы получите в руки не просто интуитивные находки, а целый Краткий Атлас Анатомии и Физиологии Текста. И пусть Хоружего профессиональные литераторы (пять лет отскучавшие за партами филологических и литературоведческих аудиторий, за что были награждены обтянутым винилом удостоверением) высокомерно именуют дилетантом, но я за такой дилетантизм.
Tags: Джойс, классика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments