mryamb (mryamb) wrote in chto_chitat,
mryamb
mryamb
chto_chitat

Categories:

Диалог глухого с немым

       «Такого рода диалог включал в себя разнообразные формы идеологического общения. В этом византийском диалоге каждая из участвующих сторон посылала символические сигналы»   (Соломон Волков «Шостакович и Сталин»)

 
         Позволю себе ввести еще одну классификацию книг: монологические и диалогические. Понятно, что оно условно. Так вот из тех писателей, которые способны вести серьезный диалог с обществом, с властью, с элитами отметил бы "Мастера и Маргариту", "Жизнь и судьба" Гроссмана, все книги Солженицына... Этот ряд я думаю вы продолжите.
         Как пример хочу привести любопытнейшую книгу "Шостакович и Сталин" Соломона Волкова.

      Вовсе не обязательно, - по словам Волкова, - чтобы диалог с властью был прямым и шел лицом к лицу или нос к носу. У власти всегда есть способ показать, что диалог протекает или хотя бы его сымитировать, Для этого существуют знаменательные жесты, показательные поступки, прямые высказывания в официальной прессе. Лишь бы ответы вождя ложились в унисон с невысказанными вопросами граждан, лишь бы народ ощущал незримую связывающую ниточку с Ним самим. И чем налаженнее была постоянно действующая обратная связь между высшим и низшими, чем быстрее реагировал у кормила стоящий рулевой на мысленные просьбы трудящихся, тем крепче становились узы между правителем и народом, тем сильнее вскипала в сердцах всенародная любовь.

      Оказалось, что даже диктаторский режим Иосифа Виссарионовича вел на протяжении долгих лет некий диалог со своим народом. Власть через свои рупоры, то есть СМИ, беспрестанно поливала народ идеологической отравой, издавала указы и постановления, строила планы и перевыполняла их, создавала колхозы и изводила под корень крестьянина, выдумывала вредителей, а потом их уничтожала, причем не только вредителей полей. Пробудившийся же от спячки народ, озадаченный яростной деятельностью, только лениво почесывался, крякал, затягивал пояса потуже, смолил махорку, матерился и отбивался от неприятностей анекдотами.

     Конечно, такой диалог напоминал скорее обмен мнениями между вампиром, сжимающим в смертельном объятии укушенного беднягу, и хладеющей жертвой, теряющей рассудок и последние капли драгоценной крови. Вот те предсмертные конвульсии и называет Соломон Волков адекватным ответом на вопросы вурдалака-диктатора.

    Но чаще всего диалог писателя с властьимущими напоминает разговор глухого с немым.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments