Татьяна Курганова (holit_i_leleyat) wrote in chto_chitat,
Татьяна Курганова
holit_i_leleyat
chto_chitat

МЕШТЕРХАЗИ Л. ЗАГАДКА ПРОМЕТЕЯ

Mesterhazi Lajos. A Prométheusz-rejtély
[Пер. Е. Малыхиной]

Устами поэта говорит вдохновенье, внушаемое Зевсом и музами…
Гомер



В 1973 году венгр Лайош Мештерхази (1916-1979), известный у себя на родине как драматург и писатель современной, злободневной тематики, удивил соотечественников далеко отстоящей от забот насущных «Загадкой Прометея». Роман настолько быстро стал популярен, что на него тут же обратил «недремлющее око» «старший брат». Как бы сложилась судьба «Прометея», не окажись книга остроумной и отчасти «политкорректной», а сам автор коммунистом, того нам уже не узнать. Но факт остаётся фактом — спустя три года роман был опубликован в «Иностранной Литературе», а сам писатель, как говорится, проснулся знаменитым.

В моём инвентарном списке любимых писателей Мештерхази стоит рядом с Кизи, удовлетворяя двум главным условиям – имея за плечами не одно художественное произведение, он, безусловно, «автор одной книги», и книгу эту, однажды прочитав, не забудешь уже никогда.

Трепетное отношение к этому роману я испытываю ещё и по личным причинам. Когда я прочитала «Загадку» впервые, меня переполнял такой восторг (кстати, вот где в конце восьмидесятых я могла стырить раздобыть два номера «Иностранки»-76?) …так вот, когда я прочитала «Загадку Прометея» впервые, то начала, от избытка впечатлений, всем подряд её рекомендовать. Настоятельно. Это я сейчас стараюсь этак ненавязчиво поделиться мнением о прочитанном, вдруг кого заинтересует? А в ту пору мои рекомендации к прочтению сводились к назойливому «прочитайте книжку, книжку прочитайте…» и вызывали обратный эффект.

К сожалению, сегодня Мештерхази малоизвестен, а его роман почти забыт. Поэтому мною предпринята попытка номер два.

Итак, загадка!

Мы все здесь люди начитанные, историю Микенской Греции отчасти помним, о Прометее наслышаны. Тем более, что краткая биография титана широко известна  — сын Иапета и Зевсов кузен, принёсший людям огонь с неба, в наказание, по велению братца, прикованный к скале в горах Кавказа и осуждённый на не прекращающиеся мучения. Освобождён Гераклом. А дальше? Что же случилось с Прометеем потом? Вспомнили? То-то и оно…

«Она занимает меня издавна, можно сказать с самого детства, а последнее время не даёт мне покоя ни днём, как говорится, ни ночью. Я начинаю понимать изобретателей, их маниакальную борьбу с равнодушием и недомыслием, их отчаянные вопли “эврика!”» — лучшего Мештерхази придумать не мог — поделился своей навязчивой идеей с читателями, и теперь нас тоже будет занимать Загадка Прометея, и не давать покоя странная забывчивость древних греков, щедрых на увековечивание богов, героев, да чего там, предметов обихода и разной живности на небесах и на земле.

«Возьмём общеизвестный пример. Он показывает, сколь скрупулёзно точной могла быть общая память человечества! Венец, полученный Ариадной от Диониса, и поныне одно из самых характерных и привлекающих взоры созвездий. А теперь вспомним – ну кто такая, собственно говоря, была Ариадна? Какой совершила подвиг? Дочь Миноса, подросток, она по-детски влюбилась в Тесея. Да и почему бы ей не влюбиться? Тесей был пригожий молодой человек, герой, обречённый на смерть, к тому же – иностранец». Влюблённая Ариадна открыла Тесею домашний секрет, получивший поэтичное название «нить Ариадны» или, говоря словами Мештерхази, «моток ниток, пользование которым было строжайше предписано в доме Миноса во избежание несчастных случаев». Вообще, этот известный миф, изложенный в самом начале книги, ярко характеризует как язык, которым роман написан, так и собственно ход неожиданных и парадоксальных рассуждений автора. Достаточно уже этих двух страниц чтобы определиться «читать — не читать» роман дальше.

Итак, погубив Минотавра «герой поблагодарил Ариадну за приятное приключение и вернулся на корабль. Вернее сказать, даже не поблагодарил, а просто вернулся на корабль и уплыл восвояси. Что и как там было после того с Ариадной, бог весть — нам известно только, что она предалась питию, как то нередко случается с подобного рода женщинами, — иными словами (воспользуемся утончённой формулировкой легенды), “стала возлюбленной Диониса“».

Приводит же эту историю Мештерхази лишь для примера: «вон какое прекрасное созвездие — Плеяды!  — досталось Ариадне!». Орел, клевавший печень Прометея — и тот туда же! —  парит в августовском небе сверкая звездой Альтаир… А Прометею не досталось ничего. Ни-че-го.

Так, переосмысливая античный миф, возвращая реальность богам и героям, соединяя легенду и историю в бронзовый сплав, кружным путём, горными тропами, подводит нас Мештерхази к отправной точке своего исследования — что такого совершил или не совершил Прометей, вследствие чего древних греков поразила массовая амнезия?

Я бы хотела рассказать ещё о многом. Например, о том, что называя «Загадку Прометея» романом, я всего лишь использовала классификацию «Иностранки», чаще (и правильно!) «Загадку Прометея» называют «философским эссе». О том, что многие считают, будто Прометей в романе проходит «как-то боком», а вот главный персонаж — Геракл. Или о том, если вы не знаток древнегреческой мифологии, что Мештерхази на крепкой основе Апполодора выстроил замечательную, логически выверенную теорию. Надо только принять по умолчанию, что боги Олимпа действительно существовали и оказывали влияние на Микенскую Грецию. И обладать здравым чувством юмора.

А вот о чём я не сумела бы рассказать, потому что лучше самого Мештерхази не скажешь — это о том, как серебряный ихор превращается в красную кровь смертных…

Надеюсь, что в этот раз я была убедительна.

Tags: М, восточноевропейская
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments