Влад (ex_vladisi) wrote in chto_chitat,
Влад
ex_vladisi
chto_chitat

Jerome David Salinger: 767 страниц о своей семье

Часто ли Вы дочитываете книги, которые Вам не понравились с первых страниц? Я прочёл и мнение моё изменилось Мне в руки попался сборник «Над пропастью во ржи» издательства Эксмо 2002 г. Начинался он с одноимённого произведения, также в нём сделали подборку повестей именитого американца и в завершении опубликовали знаменитые «9 рассказов».

Чтобы привыкнуть к многословности автора требовалось время. Его лирические отступления и длинные рассуждения наводили на мысль, что лаконичная проза – ему недоступна. Преувеличенные эпитеты напоминают небоскрёбы, хаотично расставленные в поле повествования: «Можно было сто тысяч раз проходить, и всегда эскимос ловил рыбу и двух уже поймал, птицы всегда летели на юг, олени пили воду из ручья, и рога у них были все такие же красивые, а ноги такие же тоненькие, и эта индианка с голой грудью всегда ткала тот же самый свитер. Ничто не менялось. Менялся только ты сам» (Над пропастью во ржи). Или так: «Внезапно [...] вспыхнуло гигантское солнце и полетело прямо мне в переносицу со скоростью девяноста трех миль в секунду. Ослепленный, страшно перепуганный, я уперся в стекло витрины, чтобы не упасть». (Голубой период де Домье-Смита).

Так и я, подобно главному герою романа, менялся по ходу чтения книги. Начинаешь получать удовольствие, когда замечаешь, как автор походя бравирует собственными познаниями в иностранных языках, философии, литературе: «... Выходит так, говоря фигурально...» - взята у Кьеркегора (и мне трудно удержаться, чтобы не потирать злорадно руки при мысли, что именно на этой цитате из Кьеркегора могут попасть впросак кое-какие экзистенциалисты и чересчур разрекламированные французские "мандарины" с этой и ихней - ну... короче говоря, они несколько удивятся)» (Симор: Введение).

«Простите меня пожалуйста, я скоро кончу», - процитирую я слова Сэлинджера и заодно извинюсь перед читателем.

Практически каждое произведение автора так или иначе связано с его семьей. Где-то родные упоминаются лишь вскользь, где-то они – главные герои. Создаётся ощущение, что его семья – и есть целый мир, описывать который можно бесконечно. Быть может американский классик сам объясняет, почему пишет именно о своих близких : «Да и вообще, всякая откровенная исповедь всегда попахивает гордостью: пишущий гордится тем, как он здорово преодолел свою гордость».(Симор: Введение).

Огромную роль в жизни Сэлинджера сыграл его брат Симор. Особенно резким стал рассказ со смешным названием «Хорошо ловится рыбка-бананка». Уверен, чтобы проникнутся остротой отчаяния и бессмысленности происходящего, нужно прочесть другие произведения автора о Симоре. Эти 15 страниц изменили моё сознание.
Tags: С, Сэлинджер, зарубежная, проза
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments