czerniec (czerniec) wrote in chto_chitat,
czerniec
czerniec
chto_chitat

М. ПАРР, ВАФЕЛЬНОЕ СЕРДЦЕ

«А-а-а! – закричал девятилетний мальчик, слушая историю Лены и Трилле, – Какая дрянь эта Лена Лид! Я бы не подкладывал ей матраца, пусть бы падала!» В этот миг девочка в книге висела на канате над колючим кустом и несправедливо попрекала своего друга в нерасторопности.

Вот такая есть книжка – очень вовлекающая, чреватая сильными детскими чувствами. Всеми оттенками их. Тем и хороша. На оборотной стороне как и положено – фотография авторки (скандинавски-белокурая улыбчатая молодица), завлекающая похвала в аннотации («новая Астрид Линдгрен» – не меньше!) – что опытного книгочея может насторожить. Как и начало истории, первые новеллы, сулящие развлекательность – легковесную как в голливудских мультиках. Переодевшийся в невестино платье старик, тушащий праздничное чучелко градом навоза – это только ради чистейшего «ха-ха-ха», кажется. «И что же тут поучительного?», – отсмеявшись, интересуется слушатель, благодаря Памеле Трэверс и Гектору Мало приучившийся к неизбежности педагогического подтекста.

Потом начинается. Вопрошания. Простые и тревожно безответные. Зачем нужен папа? Только для того, чтобы подъедать варёную капусту? Почему тогда его сильно не хватает? Как получить такое – папу – на день рождения в подарок? Обычно нельзя, ну а если мама – художница, а дочь подхватила мучительную ветрянку, наверно ж, можно – в порядке исключения? Я с ней дружу, а она? Она считает меня лучшим другом? А почему не говорит? Почему вообще не говорит о «таких вещах» как дружба, страх, расставание? Умершая бабушка – в небе? Вяжет ангелам надоедливые шерстяные свитера, так что у тех чешется между крыльев, и потчует их утешительными домашними вафлями. Но почему ж так грустно? Маленькие и большие тревоги, большие и очень большие счастья – всего двадцать новелл, а по ним, как по камешкам горного ручья, – пульсирующий, неспокойный поток дружбы. Той самой, что «сильнее страсти, больше, чем любовь». Пока сильнее и больше – ведь дружильщикам по девять годков. Как тому, что орёт «а-а-а!» и всё у него зудит от сопереживаний.

Всё это свершается в обозримом – а потому и сакральном – пространстве. Фьорд, рыбацкий хуторок, деревенская школа с крошечными классами. Один край мира – море с рыбами и воспоминаниями о пиратских предках, с другой – горы, полные вольных овец и нежданных опасностей. Трагедии прикасаются своими неловкими натруженными ручищами к их общей жизни бережно, будто готовя маленьких к будущему, в котором разное. Не только веселье. Но даже это делается как-то по-свойски, изнутри. Так ведёт себя умный старик в детской. А мир и есть такая огромная детская.
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • "Другая материя" Алла Горбунова

    Девочка из Зазеркалья Однажды ветер донес до меня таинственный обрывок чужой речи: "...что-то вы развеселились, улыбаетесь: или вас…

  • Тэсс Даймонд "Веди себя хорошо"

    Журналистка по имени Эбби Уинтроп пытается расследовать убийство лучшей подруги, произошедшее пятнадцать лет назад. В этом преступлении уже…

  • Вальдемар Лысак "Молчащие псы"

    Дочитал, так что теперь могу высказать свое мнение по тексту: 1) надо иметь в виду что книжка издана недописанной - автор по каким-то причинам…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment