malchishka82 (malchishka82) wrote in chto_chitat,
malchishka82
malchishka82
chto_chitat

Category:

Ленин и белки (Пост о книгах).

   Прошу прощения за неформат. Думаю этот пост может у кого то вызвать хорошие чувства.

   Пару дней назад я спросил здесь какие существуют списки литературы, для того, чтобы прочитав её более или менее иметь о ней представление. О литературе. Иметь право сказать: "А вы знаете, я тоже некоторым образом в теме. Неплохо знаю о книгах".  Потому что есть очень большие пробелы в этой области знаний(даже в этой области). Мы ведь как читаем. Что попадётся или по школьной программе. То есть это либо, что попало, либо начато и непрочитано. У меня по крайней мере в школе начатого хватало(и не начатого тоже). Есть конечно исключения в виде любимых авторов, но они абсолютно неклассифицированы и полного представления дать не могут. А потребность есть. 

   Помню, ещё в школе пытался составить такой список. Школьная программа казалась скучной и неполной. Полгода читать Островского, пока не дойдёшь до Булгакова, скучно. Я и не читал. А так как потребность никуда не исчезала, я составлял свои списки, куда среди прочих входили ну очень подростковые книги. Фантастика, приключения, детектив. Эти жанры соседствовали в списках с античными пьесами, Библией и романами эпохи Возрождения. А так как нужно было с чего то начинать читать эти списки, то начиналось читать всегда с фантастики, приключений и детектива. И вы конечно понимаете, что не заканчивалось. 

     Ну а как их читать, эти древние заслуженные книги? Они же в принципе нечитабельны для современного необразованного человека. Тем более для современного необразованного школьника, без какого бы то ни было образования. А пускай и среднего! Как же их читать, если не понимаешь языка, на котором они написаны? Нет, перевод всегда был. И перевод советский, качественный. Но и с качественным советским переводом эти книги были что лес густой. Идёшь и знаешь, что упадёшь. Идёшь и не знаешь где упасть. И спотыкаешься всегда неожиданно. Впечатление такое, что все древние книги писали белки. Древние заслуженные белки. Они замечательно ориентировались в своём лесу, где знали каждый пень и каждую колоду, и все истории писали о своём знакомом лесе. Про любовь в лесу, про ненависть в лесу, про веру в Бога в лесу и про лесной быт. А мне читающему теперь эти истории о лесе через пень колоду, приходится здорово следить за равновесием. А не то споткнёшься и упадёшь. Упадёшь, кстати, в любом случае. Тут никакие примечания на 278-ой странице не спасут. Грохнешься и лоб расшибёшь. А перед этим ещё и в паутину залезешь. Это когда вообще ничего не понятно и даже сноски на примечания не помогают понять. Такой вот лес густой. Пришвин да Бианки.

   А тяга всегда была. Вы знаете, что я читал? Словарь русского языка Ожегова. Потому что тяга была узнать что да как. Потому что не хотелось отвлекаться на сноски через каждые полминуты. Не отвлекаться невозможно. Они же маячат на каждой странице. Представьте, что книга это интересная девушка. И вы её хотите прочесть. Пардон, познакомиться. И если даже книга древняя, то девушка всё равно остаётся красивой и интересной. Но, меняется обстановка. Вы знакомитесь с ней в крайне неудобных для себя обстоятельствах. В густом лесу. Девушка заговаривает с вами первой, и всё бы ничего, но говорит по русски она с ужасным акцентом и вам приходится переспрашивать. Она говорит и на других языках, причём на всех сразу, но вот неудача - вы то ни одного из этих всех не знаете и поэтому приходится переспрашивать. Она никуда не торопиться и можно гулять с ней под ручку хоть до вечера и даже больше, но просто гуляя с ней вы от неё ничего не добьётесь, даже и переспрашивая. А вам ведь хочется. 

   И получается забавная ситуация, что девушка то и сама не против с вами переспать, но только после соблюдения вами всей чайной церемонии. И это в лесу. А вы то и в нормальных городских условиях не сечёте в чайных церемониях. А тут лес. А  потом ещё неизвестно откуда над лесом появляется вертолёт и спустившись к верхушкам деревьев, начинает вас оглушать подсказками.  Эти подсказки - сноски на полях, но от них вам не становиться легче. Ведь смотреть то и разговаривать нужно с девушкой, а орут с вертолёта громко и в рупор. Представьте такую ситуацию. Тут как бы из лесу выбраться, не то что переспать. Вот ты и бросаешь красивую иностранку и в следующий раз ищешь доступной любви с проституткой. Я не буду называть их имена. Ткните пальцем в топ читаемых современных книг. Девять из десяти проститутки. Ну ладно, ладно, - семь из десяти. Не суть. Ожегова я конечно и двадцатой части не прочитал. Тоже, знаете, не вокзальная девочка. 

   А тяга была. У родителей дома библиотека. Как вам сказать, не огромная. Огромная это когда целые комнаты в книжных полочках и всё чинно аккуратно, по полочкам да по корешкам. У родителей не огромная. У них необъятная.  А знаете, что такое необъятная?  Догадываетесь. Необъятная это когда под книги выделен закрытый сервант в зале, полки в коридоре, тумбочки в зале и в детской, тумбочка в коридоре. На полках стоит в два ряда, а тумбочки забиты до того, что дверца выпирает. Плюс к этому в зале над телевизором возвышается парадная полочка для собраний сочинений, то есть книги ещё и элемент украшения. Представляете себе, украсить интерьер Львом Николаевичем? Глыба, человечище! А на парадной полочке он даже и симпатяга в некотором роде. Стоит себе и не шуршит.

   Да что говорить, я даже спал на книгах. В прямом, получается, смысле. Я не рассказывал ещё о складе книг под моей детской кроватью? Так слушайте. Он там был. Тоже во много рядов. И если считать одну книгу за один этаж, то мой склад был многоэтажным домом средней паршивости и подпирал своими верхними этажами фанерный низ кровати. Книги под кроватью были самые нечитаемые и неперспективные. Много советской, политизированной и узконаправленой литературы. Много книг примерно по социологии или экономике. Про исследования над морскими черепашками и про классификацию минералов. Главным же под кроватью был Ленин. Его толстая книга из собрания его же нелегковесных сочинений, строила вокруг себя все легковесные и политически неграмотные книги. Помогала Ленину в этом нелёгковесном деле... Нет, не Крупская. Помогала книга под названием справочник атеиста. И военачальник же у Ильича был свой. Какой то тоже крупный и политически подкованный, с фотографиями партийных лидеров и военными, и политическими схемами мира. Короче им всем было чем заняться у меня под кроватью. Возможно если бы под моей кроватью лежала высокохудожественная литература, то я бы был лучшим человеком, но у меня лежали эти, и теперь я могу назвать причину, почему я вырос хуже, чем мог бы быть. Я могу честно сказать, если я в чём то такой плохой, то меня испортил лично Владимир Ильич Ленин. Он жил у меня под кроватью, а потому имел множество возможностей. 

   Книги в доме копились многие годы. Они занимали всё больше пространства и воображения. Но сколько бы не было книг, им всегда находилось в доме место. Выбросить старую книгу считалось оскорблением литературы как таковой. Если вы, допустим, хотели выбросить ненужную книгу о революции, настолько неталантливую и ненужную, что вы знали точно - за всю жизнь вы её не прочтёте, и больше не откроете. Если вы хотели выбросить такую книгу, то непременно наталкивались на мощный барьер благоговения к жанру и не только не выбрасывали, а протирали ненужную книгу и ставили её на место. Однажды правда жанр был низведён и пару десятков ненужных книг свезли на дачу, но то были совсем уж ненужные десятки.

   Я, всё детство своё, проведший в книгах, имел к ним необычайную слабость. Я хотел прочитать их все, но не прочитал и малой части. Я был знаком с ними по названиям и именам авторов. Книги были для меня соседями, родственниками дальними и ближними, друзьями. Некоторые книги были моими женщинами. 

   У меня непреодолимая тяга к литературе. Я хочу её знать. Хочу знать больше, чем знаю. Даже больше, чем когда либо узнаю и прочту. А так как я читаю очень медленно, прочитывая и возвращаясь к абзацу, я понимаю, что узнать всё мне невозможно ни при каких обстоятельствах. Но иногда возникает странное чувство, как будто я уже всё знал. Знал, а сейчас забыл. Тогда я снова и снова пытаюсь вспомнить. Начинаю составлять списки литературы и опять пытаюсь одолеть эти сложные нечитаемые книги с первого корешка. Вхожу в густой лес и иду по нему, спотыкаясь и падая. Неизбежно торопясь и неизбежно падая. А потом наступает ночь, вертолёты возвращаются на свои неведомые аэродромы, и над лесом зажигаются звёзды. Девушка идёт со мной рядом. От неё исходит тепло и аромат каких то нездешних духов. Странно, но она не пахнет лесом. Мы проходим ещё немного и ночь становится совсем непроглядной. Мы останавливаемся и ждём. И вот они, звёзды. Они спускаются к нам. Всё ниже и ниже. Первые звёзды цепляются своими лапками за верхушки деревьев и бегут к нам по деревьям. Ещё ниже и ещё. И вот когда они сравниваются с нами взглядом, понимаешь вдруг, что это не звёзды. Что звёзды остались светить на небе. И понимаешь вдруг, что это белки, блестящие беличьи глазки. Умные и добрые.
 

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments