Владимир Пимонов (pimonov_v) wrote in chto_chitat,
Владимир Пимонов
pimonov_v
chto_chitat

Categories:

Лидия СКРЯБИНА. «МОЛЬ ДЛЯ ГЛАМУРА»

Двенадцать меток и один постскриптум

 

1. София Ротару.

Название книги приятно цепляется за язык звуком «л». «Моль для гламура». Такое-себе мелодичное молдаванство. Помните, «…меланколие дульче мелодие»? Из репертуара незабвенной Софьи Ротару.

 

2. «Старшебратский» совет.

Один из известных прозаиков «старшебратски» с высоты своих писательских достижений советовал «молодой и неопытной» Лидии Скрябиной назвать роман «Женские деньги». Понятное дело, звучало бы жестко, било бы в точку, определяло бы суть, проводило красную нить через все произведение. Но… не срослось.. «Молодая и неопытная» совет проигнорировала.

3. Баста!

Роман-то хоть и о деньгах, даже о женских деньгах, о них, радёмых – но… а как же – стесняющийся самого себя лиризм повествования? мягкая, никого не обижающая ирония? как же без ощущения полета, а точнее, порхания аки лохматый шмель, то бишь мохнатая моль?.. Поэтому извините-подвиньтесь, нежно, но решительно – «Моль для гламура» - и, баста!

4. Одеяло.

А ведь сшито-то хорошо. Не ясно, правда, на машинке ли прострочено, вручную ли? В общем, одеяло получилось. Лоскутным. Но функцию свою выполняет – греет. Да и узор из лоскутов вышел вполне затейливым, хотя, на первый взгляд, и случайным.

5. …за плечами ружьеца.

Впрочем, вся наша жизнь состоит из случайностей, ну, и, наверное, из закономерностей тоже. Поэтому закономерно количество глав в романе. Давайте, кстати, посчитаем. Так и есть – двенадцать! Помните у Блока, « и опять идут двенадцать, за плечами ружьеца…». С ружьецами или без – это вопрос третий. Двенадцать глав – по количеству месяцев в году.

6. Журналистика в качестве накопления капитала.

Завязка, значится, такая: героиня романа подвязалась в глянцевом журнале каждый месяц выдавать на-гора по психологическому портрету новых  богатых. Вряд ли для того, чтобы заработать. При такой продуктивности нормальный журналист помер бы с голоду, даже не смотря на то, что хозяйка журнала единственная, а значит, лучшая подруга. Так что журналистика для женщины в качестве накопления капитала даже не обсуждается. Это скорее хобби, а может быть, попытка спастись от одиночества?

7. Планка.

Понятно, что все эти деньги и гламуры – для отвода глаз, пиар, так сказать, ход. Просто Лидия Скрябина планку свою писательскую поставила куда выше – изобразить нашу мимо проходящую жизнь, точнее, не нашу, а одной конкретной особы  в максимально возможной полноте, со всеми ее причинами и следствиями, прогрессами и регрессами. Задача, согласитесь, не из легких.

8. Структурировать жизнь.

Как структурировать жизнь в рамках художественного произведения? как структурировать бесконечные ситуации, события, мимолетные связи, калейдоскоп персонажей – друзей, знакомых, случайных встречных? как структурировать мысли, возникающие по поводу и без, переживания, воспоминания?..

Но, слава Богу, существует календарь. И роман-год можно разбить на главы-месяцы. Такой-себе месяцеслов или Четьи Минеи.

9. Центр окружности.

Главный герой – это своеобразная центральная точка окружности; она не тянет одеяло на себя, она в основном незаметна, но все вокруг нее вращается. …мама, папа, дедушка, бабушка, дочка Элеонора, первый муж, сексуально озабоченный профессор из Италии, однокашник-банкир, знающий волшебное слово, братки из Подольска, темпераментный любовник Гога, редактор журнала, подруга – владелица этого журнала, обнаглевший нищий, гражданский муж с большими ушами, безработные таджики Хабиб и Юсуф, старушка-мафиози из Бельгии, подполковник милиции… - список можно продолжать довольно долго. Кажется, что автор хочет зафиксировать образы ВСЕХ, с кем ей довелось встретиться в жизни -  знакомых, приятелей, родственников, случайных прохожих… Честно говоря, немного балдеешь от такого их количества. Ощущение будто всем (буквально: всем!) стало что-то надо от тебя, будто каждый вдруг захотел с тобой поговорить – кто поплакаться в жилетку, кто пожурить, кто-то затеял интригу, кто-то признается тебе в любви…

10. Шахерезада.

Кажется, поток рассказов никогда не иссякнет – сериал, сказки Шахерезады. Читаешь, как в детстве Дюма, - запоем, не оторваться. Неужели жизнь может так наркотически завораживать? Или все дело в беллетристическом таланте автора?

11. Рассказ сентября.

Самый слабый, на мой взгляд, рассказ «О, счастливчик!» «о превращении математической куколки в мясного червя» для сентябрьского номера дамского журнала «В кругу семьи».

- Что выдохлись? – хочется недоуменно вопросить к автору. И, бац! что за наваждение?!  Этот вопрос звучит через несколько строк после того, как подумал, из уст одного из персонажей романа – шамкающего редактора. И что же в ответ? «Я не возражаю, для меня сейчас главное быстрее смотаться…» Смотаться-упорхнуть навстречу новым впечатлениям-приключениям, которые, будьте уверены, «моль для гламура» аккуратно возьмет на карандаш и зафиксирует вордовским файлом в памяти своего компьютера.

12. Блаженный миротворец.

В одном из комментов в ЖЖ Лидия Скрябина говорила о том, что рассказ это идеальная для нее форма, что на большее у нее не хватает дыхалки. Не верьте ей, она лукавит. По-моему, ей просто в кайф составлять из кучи пазлов-рассказов большое полотно. Ведь все это действо сродни сотворению мира, собственного мира. И главное, за этим любопытно наблюдать, более того, кажется, еще чуть-чуть и ты тоже будешь вовлечен в это строительство. Что ж, «Блаженни миротворцы…»

 

PS.  Тотальный футбол.

Если сравнивать прозу, которую пишет Лидия Скрябина, с футболом, то это вполне тотальный футбол. То есть все бегут в разные стороны, по пути всех соперников хватают за горло, особенно вратаря – такая-себе захватывающая карусель... круиф, неескенс, реп, ренсенбринк... последние романтики, однако...

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments