astrel-spb (astrel_spb) wrote in chto_chitat,
astrel-spb
astrel_spb
chto_chitat

Category:

Рецензия на книгу Евгения Зубарева "2012. Хроники смутного времени"

 
Рецензия на книгу Евгения Зубарева "2012. Хроники смутного времени"
 
Бей первым, Иванушка!
 
«– Вы идете убивать людей, которые пока ничего плохого вам не сделали! Вы даже не проверяете информацию, а уже приняли решение!.. Антон, вы сумасшедший маньяк, возомнивший себя богом! …
 – Просто я не хочу этого ждать и убью их первым! Вы готовы ждать, а я – нет. В этом между нами и разница. Вы ждете, когда вас ударят, чтобы не обидеть невинного, а я уже знаю, кто тут урод, поэтому стреляю первым».
 
Этот диалог, пожалуй, выражает главную мысль новой книги Евгения Зубарева «2012. Хроники смутного времени». Книга оставляет двоякое впечатление. Вроде бы, жанр – социальная фантастика, а еще точнее – антиутопия, в котором достаточно сложно сказать что-либо новое после Оруэлла и Замятина. Но вместе с тем фантастика эта совсем уж из близкого будущего, которое наступит через каких-то четыре года, даже до пресловутой Сочинской Олимпиады.
Поэтому с одной стороны, не покидает искушение назвать все описанное действительно фантастикой (в самом буквальном смысле слова). А с другой – слишком уж реалистично выписано это самое близкое будущее, в котором – и это главное! – с пугающей достоверностью угадываются детали уже сегодняшнего дня.
Фабула книги достаточно проста. Бунт. Русский, «бессмысленный и беспощадный», приводит в действие цепную реакцию, которая стремительно освобождает общество от легкого налета норм и правил и ввергает его в хаос.
Главный герой – «маленький человек», если следовать литературной терминологии. То есть, обыкновенный человек, обыватель, бьющийся за кусок хлеба, любящий семью и по-своему радеющий Отечеству. Бунт заставляет его элементарно защищаться и защищать своих близких (а потом даже и не очень близких, но не всяких и не всех) – в меру собственных сил и мощности огнестрельного оружия, которое в его руки попадает. Далее – стечение обстоятельств, ирония судьбы, и «маленький человек» предстает уже почти былинным героем, эдаким спасителем Земли русской. Словом, превращение Иванушки-дурачки в Илью Муромца (который, как констатирует автор, хочет «свободы для себя и порядка для всех остальных», что в принципе, вообще часто свойственно спасителям). Финал – «no pasaran», «Они не пройдут!», «Я пришел дать вам волю!» и прочая, прочая, прочая…
Нет смысла лишать читателя удовольствия и пересказывать сюжет, он действительно по-настоящему занимательный, в книге есть интересные коллизии и хорошая ирония. О литературных достоинствах «Хроник…», признаться, говорить, трудно. Потому что их, в общем, немного. Кроме того, что текст нуждается в банальной корректуре, в нем достаточно и стилистических ляпов (глагол «повадился», например, встречается раз пять; причем «вадятся» что-то делать совершенно разные персонажи). Яркие, образные, – «живые» – на страницах книги только два действующих лица: главный герой (который то ли «сумасшедший маньяк», то ли былинник народный) и его соратник-антипод – врач-психиатр Олег Меерович (то ли последнее светлое пятно, то ли первое слабое звено). Повествование зачастую грешит и скомканностью, и затянутостью одновременно, некоторые эпизоды и даже сюжетные ходы явно не проработаны.
Все это, конечно, снижает впечатление, однако «Хроники…» как литературное произведение имеет одно бесспорное достоинство. Оно, как писали мы в школьных сочинениях классе в третьем, «заставляет задуматься». Поскольку, из этого возраста я уже давно вышла, скажу – «наводит на размышления». И размышления печальные.
Евгений Зубарев, по сути, поднимает два главных вопроса русской литературы: «Кто виноват?» и «Что делать?». На первый он отвечает мимоходом – «Власть». А на второй дает исчерпывающий ответ: «Стрелять первым». Замечу в скобках – по возможности из помпового ружья.
И вот это лично меня наводит на размышления.
А действительно – что делать?
Потому что можно верить в то, что нравственный закон внутри нас сильнее всех пороков, что мир спасет если не красота, то толерантность, что каждый народ заслуживает именно ту власть и нельзя уподобляться…
Но когда под моими окнами накачавшиеся пивом особи всю ночь напролет исполняют вокализы из репертуара группы «Сливки-Оливки», я чувствую, что ресурс моей толерантности вот уже сейчас будет исчерпан.
Когда преступник, растливший ребенка, через год оказывается на свободе и начинает ходить по тем же улицам, по которым ходит мой ребенок, я начинаю тосковать о помповом ружье.
Когда в Пасхальную ночь обращение настоятеля православного собора к пастве прерывается южно-народными песнями в исполнении группы лиц неважно, какой национальности, я ловлю себя на смутных симпатиях к РНЕ.
Это очень неприятные чувства, скажу вам честно. И размышлять об этом неприятно.
Но делать-то что? Что делать, господа?
 
Анна Марусина, Санкт-Петербург
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments