AAB75 (aab75) wrote in chto_chitat,
AAB75
aab75
chto_chitat

Categories:

Суад. Сожженная заживо. Убийственная повседневность

Ее сожгли заживо. Ее же родственники. В ее же собственном доме где-то на краю Иордании. Она влюбилась. Забеременела вне брака. Чем опозорила свою семью. Ее облили бензином и подожгли, не дожидаясь рождения ребенка. Она получила ожоги третьей степени и тихо умирала в больнице. В госпиталь пришла ее мать. Добрый человек. Принесла с собой стакан отравленной воды, чтобы дочь ее не мучилась и все-таки умерла, смыв позор со своей семьи. Она родила мальчика в больнице, находясь в тяжелом состоянии. Выжить ей удалось чудом. Гуманитарная организация смогла вывезти ее в Швейцарию. Правдивая и такая обыденная история для некоторых арабских стран. Отличается от других подобных историй только счастливым концом. Она смогла выжить, остальные в таком случае безвестно умирают. Свою автобиографию Суад так и назвала «Сожженная заживо». Теперь она помогает выжить таким же, как она. Женщинам, подвергшимся насилию по закону чести.

Суад. Сожженная заживо. Фрагмент из автобиографичного романа:
«В некоторых странах женщины попадают в тюрьму. И это единственный способ уберечь их, спрятать, спасти от смерти. Но даже в тюрьме они не находятся в полной безопасности. Зато мужчины, которые хотят их убить, на свободе. Закон не наказывает их вовсе, а если и наказывает, то все равно в скором времени у них оказываются развязаны руки, чтобы душить, жечь, мстить за свою пресловутую честь.
И даже если кто-нибудь придет в деревню или город, чтобы предотвратить преступление, даже если он будет вооружен пулеметом, их будет десять против одного, сто против десяти! Если судья осудит мужчину за преступление во имя чести как простого убийцу, этот судья просто не сможет больше выйти на улицу, он не сможет жить там, он вынужден будет бежать от стыда, потому что осудил “героя”.
Я спрашиваю себя, что случилось с мужем моей сестры? Провел ли он хотя бы несколько дней в тюрьме? Моя мать говорила что-то о полиции, о неприятностях, которые ожидали моего брата и мужа сестры, если я не умру. Почему же полиция не пришла ко мне в госпиталь? Ведь это я была жертвой, получившей ожоги третьей степени!
Еще много лет назад я встречала девушек, приехавших издалека, так же как и я. Их прячут. У одной не было ног: на нее напали два соседа, связали ее и бросили под поезд. Другая была изрезана ножом собственными отцом и братом, после чего выброшена в мусорный контейнер. Третью девушку вытолкнули из окна мать и два брата: она осталась на всю жизнь парализованной.
О многих других мы не говорим, их нашли слишком поздно, когда они уже были мертвы. Кое-кому удалось бежать, но они были настигнуты за границей и убиты. Некоторым, к счастью, удалось избежать смерти и спрятаться, – и девушкам, и матерям с детьми.
Ни разу я не встретила женщину, выжившую после сожжения, как я. И я вынуждена скрываться всегда, не могу назвать свое имя, показать свое лицо. Я могу только говорить, и это мое единственное оружие».

В принципе ничего страшного не случилось. Обычная история обычного села на краю Иордании. В каком обществе ты живешь, такие законы ты и должна соблюдать. Сначала дождись свадьбы своих старших сестер, а потом тебе разрешат думать и о своем замужестве. Если ты понравишься своему будущему мужу, то тебе повезет. Ты станешь его рабыней. Лишних рождающихся девочек ты будешь душить собственными руками. А если нет, то одной сумевшей вопреки всем издевательствам пережить свое детство дочерью больше, одной меньше. Какая разница, если в семье из тринадцати детей от этого не убудет? Можно и безнаказанно сжечь. Такая вот убийственная повседневность.

По материалам книги Суад. Сожженная заживо
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 98 comments