piter_book (piter_book) wrote in chto_chitat,
piter_book
piter_book
chto_chitat

Categories:

Илья Бояшов. Танкист, или «Белый тигр».

Илья Бояшов. Танкист, или «Белый тигр».
СПб.: Лимбус Пресс, Изд-во К.Тублина, 2008

Новый роман прошлогоднего нацбестовца Ильи Бояшова в очередной раз удивляет — и увлекает — читателя своей тематической неожиданностью. Вдруг — Великая Отечественная, Курская дуга и выживший (самым фантастическим и нечеловеческим образом физически и — абсолютно для всех прочих очевидно — из ума) танкист. На самом деле — скелет с остатками мяса и кожи. Зрелище почище безмятежных картинок Босха и экспрессивных свидетельств последствий Первой мировой Отто Дикса. Потерявший память, а вместе с ней психологический, и, разумеется, физический (подбитые танкисты неизбежно горят живьем, как факелы!) свой облик. Вместо носа — две дырки, вместо рта — щель, никаких волос, сплошь лиловые шрамы и бешеное желание сразиться с «белым тигром» — неуязвимым немецким танком. Призраком, который не значится ни в каких списках скрупулезных немцев, но, тем не менее, возникая ниоткуда, методично и бесстрастно уничтожает все окрест себя, посылая смертоносные заряды и расстреливая все живое скорострельными пулеметами.

Потеряв память, наш Иван Иванович Найденов (надо же было как-то бедолагу оформить для дальнейшей службы, коли выжил) приобрел зато другие весьма полезные на войне способности. Далеко слышать, по-звериному чуять, а главное — улавливать малейшие вибрации моторов, летящих снарядов и прочих движущихся металлических объектов, что делает его ничуть не менее неуязвимым, чем обвешанный многотонной броней «белый тигр». Он в колоннах и стаях работающей техники — свой. Он слышит и ее беззащитные переговоры, и ее страх, и ее боль, и ее смерть. И оплакивает ее, как живую. И возносит молитвы великому танковому Богу, восседающему в огромном танкошлеме на небесах в окружении душ убитых на войне «коробок». Да с таким жаром, что ставший невольным свидетелем сего странного ритуала особист-атеист буквально на цыпочках отходит в тень, пораженный сакральной подлинностью происходящего.

Надо сказать, эти фантастические видения и умения Найденова, и вся его странная и страстная натура подается Бояшовым на фоне абсолютной достоверности мельчайших деталей нечеловеческого и кошмарного танкового быта, когда мало кто из участников этой непрерывной мясорубки переживает хотя бы один бой. И рассказывает обо всем этом писатель, как настоящий военный специалист, с полным знанием дела (здесь хочется сказать несколько слов о замечательных «Комментариях автора», документально дополняющих художественную ткань романа, читать которые даже мне, далекой от военной науки и проблем танкостроения, ничуть не менее интересно, чем основной текст). Выпуклость картинки практически кинематографическая, а правдоподобие выдержано в лучших толстовских традициях, когда веришь автору буквально во всем, страшась описанного, но тут же и невольно любуясь поразительной точностью слова в этой мускулистой прозе. Ничего лишнего, но — как выразительно! Самые проходные эпизодические персонажи возникают в такой резкой оптике и с такими рельефными подробностями, что западают в память, как кажется, навсегда. Здесь помогает и заданный с первых же страниц темп повествования в духе кино-« action», когда события разворачиваются с непрерывной стремительностью, а композиция романа кажется единственно возможной.

Страшное и беспощадное лицо войны дано в книге во всей его непереносимой правде. А противостояние воплощенных духов войны — танкиста Найденова и непобедимого танка-призрака — приобретает космический масштаб, напоминая сцены битв богов из древнеиндийского эпоса. «Ему война, что мать родна», — говорит о закручинившемся после победы и не находящем себе места танкисте его очередной командир. И ведь недаром уже под вполне себе мирным небом гибнет его лихой экипаж: заряжаюший якут-алкоголик умирает от отравления метиловым спиртом, а башнера-мародера за ненасытность расстреливают свои же. Между тем Найденов знает: дух войны, «белый тигр» никуда не делся в этой временной (пусть и растянутой — в перспективе — на десятилетия) мирной передышке, он просто затаился, и сражение с ним неизбежно. Но — побеждающий дракона, как мы знаем из другой сказки, неизбежно становится самим драконом. И поэтому обезумевшего Найденова, помчавшегося на очередном возрожденном танке разыскивать «белого тигра», пытаются «загасить» уже повернувшиеся душой к миру бывшие его соратники. Не тут-то было. Вечен витающий дух войны, и значит — вечен бой с ним.

— Жми, Иван! — грохотала небесная музыка. — Жми!... Он никуда не делся!

И Ванька жал.

Таковы последние строки «Танкиста». Кажется, это называется открытым финалом. Роман Ильи Бояшова вошел в шорт-лист самой престижной (и богатой) российской литературной премии «Большая книга». Вошел совершенно заслуженно. После прошлогодней заслуженной же победы на Нацбесте еще одного его романа «Путь Мури». Здесь — отдельное спасибо издательству «Лимбус Пресс» и его издательской политике (как-то что ни возьмешь с их издательской полки в руки — все качественно. Или это я такая везучая?) Порадуемся за очередной прорыв московской тусовки питерской прозаической школой. Порадуемся и пожелаем «большекнижной» удачи Илье Владимировичу. А себе — новых его книг. О чем он напишет в следующий раз, предугадать невозможно. Одно ясно — без философской притчи, выдержанной в блестящей реалистической манере, опять не обойдется.

Кристина Кудрякова

Эта и другие рецензии - в журнале "Питербук"


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments