Константин (cholponjr) wrote in chto_chitat,
Константин
cholponjr
chto_chitat

Category:

Некоторые мысли после очередного прочтения романа Дэн Симмонса «Гиперион»

Коллеги!
Тема, которую я хочу обсудить с Вами – стара как библия.
Таковой и является. То есть – тема библейская. Обсуждение этой темы является риторическим. Соответственно не берёт на себя попытку изменить или повлиять на чьи-то философские и социальные взгляды и воззрения.
Перейду сразу к делу. 

Дэн Симмонс – один из моих любимых писателей! Это совершенно не значит, что я читаю только фантастику. Скорее наоборот. Фантастика, на моей книжной полке занимает довольно-таки мало места. Потому что, по моему мнению, качественной, хорошей фантастики – мало! 

Тема, которую я хочу предложить на обсуждение, интересна мне по ряду причин. Безусловно, имеет место быть, моё еврейское происхождение, ощущавшееся только по «пятой графе» в советском паспорте. Родившись и живя в Москве, в этом «современном Вавилоне», и никогда до эмиграции в Израиль не чувствуя своей принадлежности к евреям, понял только на 4 году жизни в Израиле, что что-то не так с этими «носатыми», считающими себя Богоизбранным нардом, пронесшими через века и Катастрофы, свою глубочайшую веру. Естественным выходом из состояния «непонятки» было желание разобраться со всеми этими Торами, Библиями, Коранами, Танахами, Писаниями, Ветхими и Новыми заветами. Попытки провалились и совершенно ни к чему не привели. Книги эти изучать надо с детства, что и делают все ортодоксы, вне зависимости от религиозной принадлежности. А изучение их в зрелом возрасте, московским мальчиком-мажором, привели только к понятию глубины не понимания, огромной пропасти недоступной для восприятия, неподготовленным для такой философской глубины мозгом. 

Одним из таких понятий, которое является для всех верующих, краеугольным камнем в ощущении связи с Богом, является понимание причины жертвоприношения Авраамом, своего сына Исаака. На эту тему уже на протяжении двух тысяч лет спорят, пишут комментарии и изводят тонны бумаги, лучшие философы человечества.
Вот, в общем, и всё вступление. Опять же, скажу, что всё это моё сугубо личное мнение и ….. в тапёра не стрелять… 

Начать хочу, с проведения параллели между Симмонсом 
 и Булгаковым.
Параллель такова.

Все, безусловно, замечали, перечитывая «Мастера и Маргариту», что от прочтения, до прочтения, от перечитывания до перечитывания, начинаешь понимать разные вещи по-другому. Взрослеешь. Становишься умнее. Помню, когда читал первые 2-3 раза, будучи одиннадцати лет от роду, пропускал части об Иешуа и Пилате, зачитываясь частями о похождениях Воланда. Со временем, сюжетные линии сравнялись. В более зрелом возрасте, побывав в Иерусалиме, и прокатившись с дешевой экскурсией по «Булгаковским» местам, а потом, оставшись жить в Израиле, в какой-то момент понял, как глубок и всеобъемлющ Булгаков. Как он смог, будучи в Сталинской опале, живя при быдляцком режиме, создать такое Произведение. Вселенную. Мироздание. Ему было гораздо сложнее, несравненно сложнее, чем, например, Толкинену или Гарри Гаррисону, которые просто фантазировали, и придумывали красивые, но бездумные сказки. И как мелки они по сравнению с Булгаковым и … Симмоносом. 

Тетралогию Симмонса, читал уже в зрелом возрасте, ничего не пропускал. Но некоторые мысли начал улавливать и понимать только недавно. Уверен, что, перечитав «Гиперион» в следующем году, опять открою для себя что-нибудь новое (Раз в год перечитать – святое).
В этот раз, меня поразила мысль, на которой и хочу заострить здесь внимание.
Вот Симмонс, в общем-то, простой учитель, как он смог настолько глубоко проникнуть в суть одной из самых сложных философских и теологических задач, так называемой, «Авраамовой дилеммы». Проблемой, над которой тысячелетиями бьются лучшие умы. 

Не хочу дискутировать на тему, сам он до этого допёр, или же, просто прочитав какие-нибудь комментарии к «Пятикнижию», решил построить на этом одну из сюжетных линий «Гипериона». Но даже если это так, посмотрите как просто и доступно, он популяризовал величайшую человеческую загадку.
Вот эти слова:
«… Сол неожиданно осознал, почему Авраам согласился принести в жертву Исаака, сына своего, как повелел ему Господь.
Авраам сделал это не из покорности.
И не потому, что любовь к Богу пересилила в нем любовь к сыну.
АВРААМ ИСПЫТЫВАЛ БОГА.
Отвергнув в последний момент жертвоприношение, и отведя нож, Бог в глазах Авраама и сердцах его потомков заслужил право стать его, Авраамовым Богом.
И Сол содрогнулся, представив себе, что значила для Авраама его решительная, лишенная какого бы то ни было притворства позиция, искренняя готовность принести сына в жертву, укрепившая связь между Высшей Силой и человечеством. В глубине души Авраам знал, что решится убить сына, и Бог, каков бы ни был его образ, тоже это знал, чувствовал скорбь Авраама и его решимость.
Не ради жертвоприношения отправился в пустыню Авраам, а чтобы раз и навсегда уяснить себе, следует ли доверять и повиноваться Богу. Только так можно было его испытать.»
Как теперь всё просто и понятно. Нам просто и понятно! 

По книге, Солу Вайнтраубу, на понимание этой проблемы, понадобилась вся жизнь, жизнь полная горечи, потерь и лишений. Такая жизнь, что, не дай Бог кому-нибудь прожить такую. Что может быть тяжелее, чем потеря ребёнка. Потеря не моментальная, а пытка, растянувшаяся на 28 лет. Наверно поэтому, только Солу, удалось решить проблему, которую до него никто не мог, не только решить, но и хотя бы, приблизиться к её решению.
В истории Сола Вайнтрауба, у Симмонса, мы видим воплощение таких вселенских понятий как отношение отцов и детей, жертвенность, сострадание, отношение к религии. 

Обратите внимание, что в истории каждого персонажа, отправившегося в паломничество к Шрайку, Дэн Симмонс, показывает нам основные функции и понятия, по которым существует, живёт и развивается человечество.
Разговор не о семи грехах, которые хоть и не опираются на библейские тексты, но стали общепринятым со времен Фомы Аквинского, выделившем их не потому, что это самые тяжкие или самые великие из всех грехов, а потому, что они неизбежно влекут за собой другие, не менее тяжкие. Тут и не пахнет такими понятиями как гордость, алчность, похоть, гнев, чревоугодие, зависть и лень. Хотя их присутствие у паломников очевидно. Консул и Мартин Силен, пьют, не переставая, поэт сквернословит как извозчик и похотлив до безобразия, Ламия Брон подвержена вспышкам гнева, Кассад просто какой-то сексуальный маньяк, хотя и объясняет это влюблённостью, Дюре же, совершает подлог результатов раскопок. 

Симмонс рассказывает о чувствах, которые движут всеми нами, которые сопутствуют каждому, и на примере историй паломников, раскрывает всю «невыносимую лёгкость бытия» (прошу прощения за плагиат) будущего, да и не совру, если скажу - и настоящего. 

В персонаже и истории Консула, мы имеем дело с предательством, с одной стороны, и верностью идеалам предков, оправдывающей это предательство, с другой, а так же самим понятием возможности оправдания бесчестного поступка. Никто из действующих лиц, не обвиняет Консула. Никто не вменяет предательство ему в вину. Ни Гегемония в лице Мейны Гладстон, ни Бродяги, идеально правильно рассчитавшие череду его действий. Только сам он считает себя виноватым и просит над собой справедливого суда. Но опять же, не от признания своей вины, а от непосильного груза ответственности за совершенный поступок. Ответственности за судьбы человечества. Наказание за этот поступок – жизнь. Только честнейшему, кристально порядочному человеку, может быть доверена судьба рода людского. В «Гиперионе» нет, как такового, главного героя. Но из всех основных персонажей, Консул играет лидирующую роль. Во-первых, из-за сюжетной линии (он привёл в действие прибор, который открывает гробницы, и в последствии, оказавшийся фикцией), а во-вторых, он наиболее противоречив, наиболее слаб, и вследствие этого, наиболее, как мне кажется, приятен Симмонсу, да и нам. 

История Мартина Селена во всех красках раскрывает такие понятия как, непризнанность гения, коммерциализация искусства. Эмиграция и ностальгия. Одержимость идеей. Настоящее искусство – вечно. Рукописи не горят. И Симмонс, пытаясь доказать это, наделяет Поэта, бесконечной жизнью. Включающей взлёты, падения, нищету, богатство, сумасшествие и другие ракурсы творчества. 

Ламия Брон – воплощение любви и преданности. А так же любопытства (в хорошем смысле слова), желания добиваться поставленной цели и преданности делу. Ведь только эти чувства побуждают её к безумному путешествию. Только Ламии и только её, Симмонс «поручает» родить Мессию, которая привнесёт в мир настоящую Любовь, Любовь не чувство, а Любовь Бога. 

Следующий - полковник Федман Кассад. Здесь у нас квинтэссенция таких понятий, как долг, честь, воинская доблесть. То, что с радостью забыто вооружёнными силами, да и не только Российскими. Согласитесь, тема войны один из основных факторов современной жизни. Объяснять ничего не собираюсь, просто включите телевизор. Как же нам не хватает Нью Бусидо!
Хет Мастин, Истинный Глас Древа, да и все Тамплиеры отождествляются с понятием экологии и отрыве человечества от своих корней. Наинасущнейших проблем человечества. 

Поль Дюре и Ленар Хойт оба олицетворение религии, но с разных сторон. Если излагать просто, то один реформатор, а другой ортодокс. Поэтому в «Эндимионе» один становится Папой, а другой Антипапой. Кто именно каким является, решать каждому в отдельности, в зависимости от религиозных убеждений, если таковые имеются. 

Религия, вообще, занимает основное место в тетралогии. Чем это обусловлено, честно говоря, я не знаю. Не думаю, что Симмонса, как писателя, сильно волнует тема католицизма, его развития и распространения. По моему мнению, Симмонсом просто выбрана единственно правильная и идеально подходящая схема сюжетной линии, другой бы, в контексте произведения и быть не могло.
Про Сола Вайнтрауба я уже говорил выше. Кроме этого можно добавить, что в старом философе, кроме случившегося с семёй, мы видим отображение классического, бессмертного, вездесущего, надоевшего всем еврейства. Вечно чем-то недовольного, вечно спорящего с богом, попрошайничающего, надоедливого, но вместе с тем, мудрейшего, несгибаемого, пережившего бойни, невероятные лишения, прошедшего сквозь века с непреклонной и непоколебимой верой в Бога. У Симмонса мы видим много миров с ярко выраженной национальной принадлежностью. Но только еврей, удостаивается Испытания. Испытания, настолько значимо повлиявшего на события вселенского масштаба. Еврей выбран для этого паломничества ещё по одной важной причине. Представьте себе, каким грандиозным философским прорывом, стало понятие Бога Единого! На фоне всеобщего язычества, для отдельно взятого народа, понять что Бог един для всех!!! Действительно начнёшь верить в то, что этот народ избран! И за это великое понимание, евреям уготовлены наиболее тяжкие во все времена испытания. Как Вам такая мысль: во вторую мировую войну, лишь евреи, уничтожались только за то, что они евреи. Прекрасно понимая всё это, Симмонс, награждает Сола, самой страшной судьбой. 

Обратите внимание, Симмонсом, не пропущена ни одна проблема, не одно житейски важное общественно-политическое понятие.
Любовь, война, религия, семья, искусство, порядочность. И всё рассмотрено и обсуждено до самой глубины вопроса, с точки зрения профессионального философа и социолога. А Симмонс, как мы знаем, был простой школьный учитель. 

Вот она – гениальность!!!

***

На этом позвольте закончить. Сначала хотел написать одно, получилось совершенно другое. Мысли скачут и разбегаются в разные стороны. Не существует стержня статьи, нет глубины, да и описывает она лишь поверхностные понятие, такие, которые может понять практически каждый, более или менее образованный человек. Слова повторяются и используются просторечивые, первые приходящие на ум выражения. Ну не учился я журналистике! Что теперь делать!? Технарь я, но написать хотелось очень сильно. Посему, прошу делать скидки на непрофессионализм и неграмотность. 

Комментарии, исправления, наезды и пожелания приветствуются!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments