Наталья Попова (bamssi) wrote in chto_chitat,
Наталья Попова
bamssi
chto_chitat

Category:

Юкка Малека "На четыре угла"

Я всегда покупаюсь на сказки, подкупают они меня, окупают все мои метания, мечтания, мороку несказочных будней. Но сказки, как люди, как эти самые, самые обычные будни, не похожи. Прелесть сказки в том, что она возможна разной. Словно бесконечный кубик рубик повернули новой гранью. И Юкка Малека с ее сборником сказок «На четыре угла» новая грань, особая, потому что питерская… медленная, плавная, мистически исполненная, наполненная былями и мечтами прекрасного города, впитывающего в себя шаги каждого спутника аристократических фасадов и колодезных дворов.

 

Сказки Юкки томительные, немного грустные, застенчивые, полные какой-то переливчивостью. Вот кикимора с первых страниц «утащила детеныша прямо из колыбельки, ожерельями завлекла, волосами завернула, умчалась босоногой и следов за собой не оставила. Бежит, бьет пятками землю, прижимает маленького к вислой груди» выбегает на дорогу домой, которая «извернулась мебиусовой лентой и высадила у самого подъезда, только что на лифте до двери не домчала — заходи, родимый, наливай себе чаек, незачем тянуть». А там уже глядишь «сел на пятый троллейбус, сжал его рога ладонями и поскакал! Через крутые берега, через зеленые луга, по грибным кочкам, по полевым цветочкам, сквозь пещеры холодные да через грядки огородные. И обросли мхом да гусеницами троллейбусовы глаза, и закрыла герою колени борода черная, и было лето жаркое скоморошное, и долгая мертвая зима, а промеж них он ничего и не заметил». Сказка получается городской, витой, в чем-то даже винтажной. Ее герои (страшный счетовод, беда маленькая («чуть больше углового паука»), зуд, камень, городские вороны) – апокрифом окружающего каждого из нас мира врываются на страницы, на каждый угол сказки, вползают, вбегают, проникают сквозь текст в тебя. И больше всего они похожи на белые (как ночи Петербурга) стихи, лирическая центровая которых сильнее, чем изогнутый под мотив неслышной песни сюжет. Можно бесконечно вертеть в руках картину и видеть, как «между снегом и тучными холмами люди собрались. Не развели костра, не убили животного, слов не говорили вслух. Колдовали в самую лунную ночь».

 

Что можно сказать о них? Я легко покупаюсь на сказки: маленький томик, уютно развернувшийся в моей ладони, помогал мне грустить, помогал нести мою грусть по московским дворикам и задворкам. Прочитав эти сказки, мне невольно самой захотелось напевать, колдовать, мир разглядывать. И теперь, как безымянному герою книжки мне «кажется, что можно так просидеть долго - долго, до самого солнечного утра». Листая, листая, перебирая ее страницы…

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments