Echo (attalea) wrote in chto_chitat,
Echo
attalea
chto_chitat

Рецензия на "Жизнь не здесь" Кундеры

Решила сюда вкладывать кое-какие рецензии, написанные на последние прочитанные книги. Может, кому пригодиться или возникнет повод для разговора.

Работа над ошибками
Милан Кундера "Жизнь не здесь" 


Есть авторы, занятые трудной и неблагодарной работой. Работой над ошибками. Именно они завязывают узлы истории. Эту формулу придумала не я – Мераб Мамардашвили. Он говорил, что отсутствие движения, сиречь, застой и привычка советского (добавлю -- и постсоветского) человека наступать на те же грабли имеет единственное объяснение: не приходит поколение, способное рефлексировать над прошлым, т.е. сравнить свой опыт с опытом предшественников – и увидеть, что грабли, больно бьющие нас по головам, все те же. Что при коммунистах, что при царе Николае, что при царе Горохе. Немногие, кто взял на себя труд опознать эти грабли "в лицо", и сделали первый шаг к завязыванию "узла истории". Из писателей это, в первую очередь, Милан Кундера.
Введите содержимое врезки

Роман Кундеры "Жизнь не здесь" переведен последним, а написан одним из первых. Как почти все чешские книги Кундеры (сейчас он пишет по-французски, и честно говоря, хуже), эта рассказывает о "началах начал" социалистической Чехословакии, об установлении и действии в ней коммунистической власти. Нет, не то… Книга – о смеси героизма и предательства, неизбежных при попытке отдать душу надличностному целому – движению, строю, обществу. Герой книги, юный поэт Яромил принимает новую власть с "упоением в бою", как тридцатью  годами раньше в другой стране ее приняли другие мальчики-поэты. В огне этого боя и этого упоения мальчики и погибли: кто-то пустил себе пулю в лоб, кто-то умер в лагере, а кто-то до скончания своего убогого века живым мертвецом заседал в президиумах. Герой книги Кундеры погибает иначе – по-детски нелепо: высмеянный в богемной компании и выставленный на зимний балкон, он предпочитает замерзнуть до смерти. Время дуэлей прошло – но время юношеской поэтической гордыни не кончится никогда. Там, в комнате, в тепле, богема, "отживший элемент" – враг нового чехословацкого народа. Этот враг смеется над революцией, над правым делом, над новой литературой, на утверждение которой направлено и сердце, и перо юного Яромила. Жалко мальчика? Жалко. Только вовсе не случайно этот романтический, талантливый, наивный юноша, строящий саму жизнь, как великое произведение новой эпохи, попал на смертельный балкон. Причина изгнания из теплого круга, из "круга тепла"– его отречение от учителя, художника-авангардиста. Казалось бы пустяк, предательство на словах: "… мир его картин давно мертв. Настоящая жизнь в другом месте". Но этого немало. А потом, было еще и предательство на деле: донос Яромила на влюбленную в него девочку, якобы отказавшуюся сообщить властям о предполагаемом побеге своего брата из "соцлагеря". И хоть брат вовсе не собирался бежать, а девочка просто "трепалась" – оба оказались за решеткой. Что же за юное чудовище этот Яромил?. Вовсе не чудовище. Идеалист, романтик, отдавший жизнь за общее благо (пусть карикатурно, на обледеневшем балконе, где нестерпимо хочется помочиться, и откуда через окно видно, как подлый "враг народа" ласкает красавицу – объект мечаний Яромила). Потому что если ты отдаешь всю душу даже самому высокому, но общему делу, ты рискуешь остаться без души.

Есть и еще один важный образ: матери Яромила, преданной сыну, как он предан революции, истязающей его ревностью и претензиями ("ах, какое прекрасное зрелище представляют собой эти двое, стоящие лицом друг к другу и толкающие друг друга: она толкает его в пеленки, он толкает ее к могиле"). Это мать-родина, требующая от человека послушания и традиции. И это сын-борец, сбрасывающий с себя оковы материнского гнета, ломающий старую жизнь "до основанья, а затем…" А что же наступает "затем"? Новое, прекрасное? Да нет, то же старый фарс на новый манер…

Порыв юной свободы, желание освободиться от уз мирка обыденности, полет к подвигу – что это, симптом прозрения или незрелости? А может, именно смесь "поэтического" и "политического" делает человека предателем? Возможно, с ответа именно на этот вопрос и завязывается тот узел истории, который называется "проза Милана Кундеры".

Tags: 20 век, Кундера
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments