rizonomad (rizonomad) wrote in chto_chitat,
rizonomad
rizonomad
chto_chitat

клод сеньоль. меченая

неистощимость зла, стирающего временные границы, иррационального и необъяснимого, проникающего в поры, в кожу и оставляющего на лбу странные синие отметины, растекающиеся затем по лицу красными пятнами. жанна моарк’х, девица юная и непонимающая, унаследовавшая проклятие от своего отца, да, впрочем, и от матери; порождение древнего зла, затаившегося на дне болота, проистекающего от скрытой подземной реки, на берегу которой, в топком грунте, скрыто каменное тело древней богини, сообщающей местности и времени дух ненависти и мести, удивительно сопряженных с плодовитостью женщин, никак не могущих забеременеть, но внезапно обретающих заветное дитя, только прикоснувшись к каменному изваянию. мальну, mal nu, нагое зло, очищенное и неприкрытое, освобожденное и всепроникающее, доступное и открытое взору и солнцу, возрождающееся к жизни с приходом весны и достигающее апогея во время сенокоса, – мальну, болото, затягивающее всякого приближающегося, над которым собираются темные тучи, – а в темень к нему приходит женщина, лишенная головы полоскать белье посреди самой топи, только полощет она не простыни, а саваны, – оно притягивает и не отпускает, его илистые словно закипающие в алчном голоде губы всасывают в себя все, а потом если и возвращают, то камнем, телом, лишенным головы (голова, отделенная случайным плугом, по весне вгрызшимся в землю, покоится на чердаке, летая по ночам и выбивая из потолочных досок пыль и пугая до смерти хозяина, беспокойно и обливаясь потом ворочающегося рядом со своей мирно спящей женой, которая, наконец, понесла).

не зря два времени, 1896 и 1912, шестнадцать лет – слишком мало для истощения земли и пересыхания болота, слишком мало для зла, которое едва только пробудилось, – но достаточно для зажигания безликого голода, испепеляющего сначала скирды, затем – усадьбу, а в течение всего времени – тело, не осознающее того, что оно по своей воле впускает дьявола в себя, отдаваясь силе. жажда, пот, струящийся по коже, стягивающей слишком наполненные жизнью мускулы; девица жанна наполняет свои деревянные сабо углями и поджигает зерно, в то время как ее изнутри сжигает пламя страсти к блёзу, в то время, как ее домогается люка и отчим антуан, который понимает, что вот оно, тело, созревшее для того, чтобы наконец понести и оплодотворить эту землю, изголодавшуюся по силе, полосующей ее плугом и засевающей зерном. но человеческий голод слишком мал, голод природы сильнее; жанна, преодолевающая заросли и старые коряги, отдается немыслимому злу, затаившемуся в растениях; она, меченое зло, поддается и сопротивляется злу места, готовому влиться в нее неудержимым потоком, превратить ее в богиню смерти и плодородия, однако характер, страстный но трусливый, не выдерживает, как не выдерживают веревки, которыми старый моарк’х пытается спустить голову злого божества с чердака.

найденная в 1896 году, богиня возрождается в 1912-м, вспаханное тогда поле дает колос именно сейчас, антуан, когда-то пожелавший мать жанны, понимает свои желания только с взрослением падчерицы, когда-то мальчик люка, убоявшийся неотвратимого, становится пособником зла и трусливым беглецом. мальну могущественна, плодородие земель неистощимо, неискоренимо желание тела, затмевающего разум, насыщение плоти ведет к забвению, оборачивающемуся неотвратимым преступлением. времена сплетаются в круговороте болотной воды, посреди которой женщина без головы полощет два савана: будут две смерти…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments