kroshechnaya (kroshechnaya) wrote in chto_chitat,
kroshechnaya
kroshechnaya
chto_chitat

Category:

Пусть у нас будет долгий роман или повесть!

Я смотрела на значки. Оказалось кириллица. Буквы. Мне обычно читала мама, а я следила за строчками. Меня никогда не учили читать по слогам как в школе. Говорят, кстати, что это вредно, нужно чтобы дети воспринимали слова целиком. В четыре года я начала читать. Первая вещь мной осиленная - творение русского народа. Книжка в форме курицы. Что-то там про сусальные яйца. Ах, как уж она называлась? С огромной пеструшкой на обложке, склонившей клюв и застывшей в умильном положении. Картонные страницы с жирными буквами. Я просто поняла, что могу читать…Что угодно. Я открыла секрет, уловила хитросплетение витков. Меня посетило озарение. Между могу и не могу пробежал искрой миг.
Потом были сказки. Очень долго. Французские, братьев Гримм, Шарля Пьеро. А ещё маленькая девочка с серьезным взгядом искала в книжном лучшие сборники поэтов серебряного века (золотой ей почему-то нравился куда меньше) и позже с любовью укладывала их в первый ящик своего ящика стола. Это был один из трёх ящиков. Самый первый…
Задавака Северянин, чета Гумилёв плюс Ахматова (Какой ваш любимый поэт? Гумилёв, без сомнений), суховатый Вельмир Хлебников, депрессивный Ходасевич, женственная истеричка Цветаева. Ну а золотой век? Золотой тоже! Плюс Саша Чёрный, сонеты, басни, которые, оказывается, писал не только Крылов, и… папина фантастика в туалете.
В школе…всё то же папино фэнтези, нечто по школьной программе и максимальное количество книг по психологии. Буквы в книгах стиля миллитари, которыми богата школьная программа, съедались с нежеланием. Не все классики западали в душу, многие из неё вываливались. Когда окрылённые юношеским максимализмом одноклассники отказывались писать микросочинения - а-ля собственная критика по вопросу о герое книги (вроде как им не хочется и не нравится это читать!) я могла выдать опус полностью изничтожающий позицию автора, поворот сюжета, или статьи критиков по этому поводу, притом ведая о творении лишь в сокращенном варианте.
На первом курсе я полюбила современную прозу. Не прошла мимо меня попса. К примеру, полностью прочитанный Коэльо. Был обнаружен трэшевый Ирвинг Уэлш, примешано чуточку Ноэля Моэма, который был распечатан на пачке снегурочки с одной стороны и прочитан в маршрутках. Парфюмер Зюскинда передавался как притча во языцах, от подруги к подруге еще задолго до его экранизации. И задержался он как всегда у одной, которая копит у себя всё от учебника по биологии за 9 класс и до книг, которые из-за меня пошли по рукам, но утверждает что таких не знает.
Книга обычно подписывалась мной сразу же после прочтения и была подарена лучшей подруге. Это такой ритуал. Хотя оседал экземплярчик с моими н/п и поцелуями на первой странице у хранительницы всех-тех-книг-о-которых-вроде-как-забыли-а-если-их-ищут-она-не-может-найти.
Парни, выведав круг моих интересов находили три загадочных буквы НЛП. Которое нейро-лингвистическое прогаммирование и начинали опасатся, что они в роли кроликов. Книги по манипуляции занимали почетное место во мне и на книжной полке. Ну дай почитать, трендели подруги, а потом их мозги сворачивались от страшных терминов «фрейм», «якорение» и они отказывались от затеи порабощения мира.
Со временем я становлюсь постояннее. Читабельные мною авторы чем то походят на мужчин. Они неизменная константа в течении какого-то времени. Потом я их бросаю. А иногда возвращаюсь обратно, но уже не надолго. Дело не в том, что я постоянно бросаю мужчин, а в том что авторы меня бросить не могут.
За последний год я сменила ветренную Франсуазу Саган на протестующего Чака Паланика. От Паланика я спряталась в себе, а потом коротала ночи с наивным норвежцем Лу. Каюсь, были случайные связи с Ричардом Бортиганом, Харуки Мураками, Минаевым, Пелевиным, Робски и Лорен Вайзбергер, которую я нашла такой скучной, что развернула бедняжку на 180. Позже нашла забавным Бегбедера и бродила в виртуальных мирах Януша Вишневского.
Сейчас я в поисках. Обещаю быть постоянной на столько, на сколько меня можно заинтересовать. Когда любовь уходит это нормально, плохо быть с нелюбимым и вообщем-то безразличным по привычке.

Посоветуйте мне женщины писателя-мужчину, перечитывая которого на ваш взгляд можно остатся с ним надолго. Только пожалуйста одного, понятное дело самого-самого. А мужчины, посоветуйте мне писателя-женщину! :)))
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 134 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →