piter_book (piter_book) wrote in chto_chitat,
piter_book
piter_book
chto_chitat

Category:

Диана Сеттерфилд. Тринадцатая сказка.


Диана Сеттерфилд. Тринадцатая сказка. СПб.: Азбука-классика, 2007

  Преимущество призрака в том, что в него почти никто не верит. Быть призраком легко, потому что всегда можно уйти от ответственности. И тяжело, потому что если ты не призрак, а только притворяешься, ответственность догонит тебя и раздавит насмерть.

…Молодая барышня по имени Маргарет, дочь широко известного в нужных кругах букиниста, проводит жизнь в тишине: помогает отцу в магазинчике, читает, время от времени публикует кое-какие статьи биографического плана. Как-то осенним вечером она получает письмо от знаменитой романистки Виды Винтер. Писательница эта известна не только бешеной популярностью своих произведений, но и загадочностью своей биографии:

тысячу раз она давала интервью — и всякий раз давала волю воображению: ни один репортёр не услышал от неё ни слова правды. Двадцать два раза «предпринимались попытки написать полноценную биографическую книгу о мисс Винтер, но все усилия правдоискателей разбивались о недостаток информации, категорическое нежелание писательницы сотрудничать с биографами, а то и угрозы судебных преследований с её стороны». И вот теперь Вида Винтер хочет, чтоб Маргарет стала её биографом: настало время сказать о себе всю правду… или, может быть, навсегда избавиться от собственной подлинной истории?

А подлинная история разворачивается в самом правильном для «готического романа» антураже: старинное поместье, в стенах которого происходят душераздирающие события, заросший сад, скрывающий чудовищные тайны, завывание ветра, мелькание теней, неслышные шаги, подброшенные дети, неопознанные трупы… И всё это — в окружении книг, в шелесте страниц, в перекличке сюжетов, мотивов, намёков…

Вида Винтер стара, тяжело больна и вынуждена тащить на плечах тяжкий груз наследственного греха. Маргарет молода, не искушена и «всегда любила книги больше, чем людей». Между ними нет ничего общего — и всё-таки, слушая монологи старухи, девушка понимает, что в чужом рассказе отражается собственная её биография, озарённая (или затемнённая?) трагической утратой и бесконечной тоской по небывшему.

Мистически переплетаются судьбы: преступная страсть, бессмысленная жестокость, всепобеждающая любовь, убийственная верность, наивная подлость неотделимы друг от друга. Жизнь поворачивается к человеку всегда неожиданной стороной — выясняется, что призраки бывают гораздо живее людей!

Говоря о Диане Сеттерфилд, критики не зря поминают сестёр Бронте и Дафну Дюморье: писательница-дебютантка сумела вступить в ту же традицию и не оступилась, минуя ловушки «простоты жанра».

Во-первых, далеко не каждому писателю удаётся так ловко и убедительно выстроить книгу, внутри которой разворачивается несколько книжных же историй. Во-вторых, роман, посвящённый, в сущности, природе писательского труда, абсолютно лишён модной нынче социальной обличительности. Диана Сеттерфилд не бичует нравы современников, не сводит счёты с литературными недругами, совершенно не обращается к политике… По нынешним временам это редкость! В-третьих, в «Тринадцатой сказке» есть всё, что характерно для старого доброго «сюжетного» повествования: кипящие страсти, семейные тайны, загадочные исчезновения, призраки, преступники, любовники — и при этом история не кажется ни вторичной, ни старомодной, ни банальной. Кроме того, роман по-хорошему увлекателен: непредсказуемость сюжетной линии выдерживается до последнего, однако Очень Внимательный Читатель по ходу текста получает несколько подсказок, благодаря которым может угадать — или всё-таки не угадать — дальнейший ход событий и направление развязки.

Что касается собственно российского издания, то переводчику следовало быть поаккуратнее. Понятно, что быстрый перевод объёмного и сложного текста — задача непростая; однако, к сожалению, русский текст не украшают тяжеловесные кальки «не является чем-то принадлежащим», «на задней части её шеи», «через посредство которых», «противный брякающе-хрустящий звук» и прочее в том же духе.

В целом же «Тринадцатая сказка» Дианы Сеттерфилд — классически неторопливый роман в «неоготическом» духе, с культурологическими изысками и психологически точными подробностями, — самое подходящее чтение для долгих зимних вечеров.

Мария Порядина

Эта и другие рецензии - в журнале "Питербук"


Tags: Сеттерфилд
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments