A Girl With Geography (almaznaya) wrote in chto_chitat,
A Girl With Geography
almaznaya
chto_chitat

  • Mood:

Французская лирика )

Я прочитала "'Идеаль" (Au secours pardon) Бегбедера и "Я его любил/Я его любила" (Je l'aimais) Гавальды.
Почти все книги сегодня, художественные французских авторов так точно, написаны об одном и том же. Герои придумывают свое определение нормальной жизни (или адаптируют его из прошлого, но такое случается все реже, кому интересно читать истории, которые пару веков назад гораздо более длинными предложениями рассказали Бальзак, Вольтер и Дюма). Вживаются в это определение, втискивают его в себя, а себя в него, привыкают (и довольно скоро им и правда кажется, что жизнь стала нормальной). А потом вдруг влюбляются (или их перестают любить, также вдруг), и все дефиниции летят к черту.
В сухом остатке: герой, его внешнее одиночество и одиночество внутреннее. И, как правило, много ненужных людей вокруг. Возможны отклонения от сюжета (людей может быть немного, или они по мере развития сюжета оказываются нужными, но все равно не настолько, чтобы герой не чувствовал себя одиноким), но в целом все довольно стандартно.
Однако же ощущение такое, что герои книг живут при этом в разных мирах. Параллельных, потому что такие миры никогда не пересекаются.
Мир авторов при этом статичен. Достаточно прочитать несколько книг с одинаковой фамилией на обложке, и это становится понятно. Так, герой Бегбедера всегда путается в хронологии событий, изъясняется намеками и метафорами, на ходу изобретая новые названия для привычных вещей. И это еще пол беды, потому что те же стилистические средства идут в ход при общении с живыми людьми. В итоге получается, что герой не понял не только других, но и сам себя. Его имя, место действия и прочие внешние обстоятельства при этом могут меняться, но какое это имеет значение? Вопросы, мысленные тупики и удельный вес кокаина на вечер остаются прежними. Бегбедера я люблю. Не за вышеперечисленное, а за искренность. Исполняя душевный стриптиз своих героев, он на самом деле танцует сам.
Гавальду я люблю за веру. В лучшее, чистое, светлое, в то, во что так или иначе верят, наверное, все, но не все рискуют в этом признаться. В эпоху индивидуализма это не модно, не актуально, не к месту и, в конце концов, довольно рискованно. Из-за этого может быть больно, а кому это надо! В книгах Гавальды нет гонки на эротический результат (хотя в начале девочка рассказывает кукле сказку про соски, которые отправились погулять, это же все-таки французская литература), коллекционирования тел, перечня модных мест, коктейлей и лекарств, а снег если идет, то настоящий. Ее герои рискуют быть тоже настоящими, собой, - и получают настоящее в ответ. Иногда мужество кроется в самых заурядных, на первый взгляд, поступках.
Детские переживания, выросшие на них взрослые проблемы, да и жизненные сценарии у всех, по сути, одни и те же (по крайней мере, когда дело касается героев книг: нам же всем интересно читать про себя, а издательству - получать деньги за свою работу). Только вот видим мы их часто в разных цветовых гаммах. События нашей жизни, поступки - наши и других людей, возникшие из них ситуации - всего лишь очертания, и только мы способны раскрасить их в живые цвета, наполняя неодушевленный контур красками чувств, переживаний и эмоций. Какую палитру выбрать - зависит только от нас.
Можно бесконечно жаловаться, хмуриться, опускать руки - и не получать от жизни ничего, кроме бесконечных разочарований и подтверждений ее гнусности.
А можно улыбнуться ей, - пусть даже не очень уверенно, застенчиво, уголками глаз, - и она улыбнется в ответ. Обязательно.
:)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments