nikita_lirik (nikita_lirik) wrote in chto_chitat,
nikita_lirik
nikita_lirik
chto_chitat

Categories:

" О дивный новый мир"

    И это убийственно горькая ирония. Мир страшный, холодный, расчетливый...
Мир, где все счастливы, где слова "отец и мать"  стали крайними ругательствами, где детей не рожают,  а достают из пробирок, где с детства малюток гипнотизируют и заставляют играть в эртические игры. Мир, где почти каждый имеет свой вертоплан, мир, где запрещено искусство, запрещено чтение книг, где ежемесячно в кровь человека делается искусственное впрыскивание заменителя страстей. Мир, где высшим божеством является Генри Форд, а брака не существует как такового - нормы этикета гласят имень в месяц несколько разных партнеров для  "взаимопользования".   И это только верхушка, маленькие  осколки айсберга...
      Мне очень понравилась антиутопия Олдекса Хаксли.  Такие книги нужно читать. читать, чтобы знать, куда мы можем придти.  Намеки на элементы построенного писателем мира видятся мне уже и в сегодняшнем дне... (((  И непонимание, потом агрессия, а затем  Дикаря - скорее закономерность... Потому что он человек. Он хочет иметь право жить по-настоящему, хочет иметь право быть несчасным.

К слову, вот весьма "говорящий" отрывок
 
 Директор вошел -- няни встали смирно.
-- Книги по местам, -- сказал он коротко.
Няни без слов повиновались. Между вазами они разместили стоймя и
раскрыли большеформатные детские книги, манящие пестро раскрашенными
изображениями зверей, рыб, птиц.
-- Привезти ползунков.
Няни побежали выполнять приказание и минуты через две возвратились;
каждая катила высокую, в четыре сетчатых этажа, тележку, груженную
восьмимесячными младенцами, как две капли воды похожими друг на друга (явно
из одной группы Бокановского) и одетыми все в хаки (отличительный цвет касты
"дельта").
-- Снять на пол.
Младенцев сгрузили с проволочных сеток.
-- Повернуть лицом к цветам и книгам.
Завидя книги и цветы, детские шеренги смолкли и двинулись ползком к
этим скопленьям цвета, к этим красочным образам, таким празднично-пестрым на
белых страницах. А тут и солнце вышло из-за облачка. Розы вспыхнули, точно
воспламененные внезапной страстью; глянцевитые страницы книг как бы
озарились новым и глубинным смыслом. Младенцы поползли быстрей, возбужденно
попискивая, гукая и щебеча от удовольствия.
-- Превосходно! -- сказал Директор, потирая руки. -- Как по заказу
получилось.
Самые резвые из ползунков достигли уже цели. Ручонки протянулись
неуверенно, дотронулись, схватили, обрывая лепестки преображенных солнцем
роз, комкая цветистые картинки. Директор подождал, пока все дети не
присоединились к этому радостному занятию.
-- Следите внимательно! -- сказал он студентам. И подал знак вскинутой
рукой.
Старшая няня, стоявшая у щита управления в другом конце зала, включила
рубильник.
Что-то бахнуло, загрохотало. Завыла сирена, с каждой секундой все
пронзительнее. Бешено зазвенели сигнальные звонки.
Дети трепыхнулись, заплакали в голос; личики их исказились от ужаса.
-- А сейчас, -- не сказал, а прокричал Директор (ибо шум стоял
оглушительный), -- сейчас мы слегка подействуем на них электротоком, чтобы
закрепить преподанный урок.
Он опять взмахнул рукой, и Старшая включила второй рубильник. Плач
детей сменился отчаянными воплями. Было что-то дикое, почти безумное в их
резких судорожных вскриках. Детские тельца вздрагивали, цепенели; руки и
ноги дергались, как у марионеток.
-- Весь этот участок пола теперь под током, -- проорал Директор в
пояснение. -- Но достаточно, -- подал он знак Старшей.
Грохот и звон прекратился, вой сирены стих, иссяк. Тельца перестали
дергаться, бесноватые вскрики и взрыды перешли в прежний нормальный
перепуганный рев.
-- Предложить им снова цветы и книги.
Няни послушно подвинули вазы, раскрыли картинки; по при виде роз и
веселых кисок-мурок, петушков-золотых гребешков и черненьких бяшек дети
съежились в ужасе; рев моментально усилился.
-- Видите! -- сказал Директор торжествующе. -- Видите!
В младенческом мозгу книги и цветы уже опорочены, связаны с грохотом,
электрошоком; а после двухсот повторений того же или сходного урока связь
эта станет нерасторжимой. Что человек соединил, природа разделить бессильна.
-- Они вырастут, неся в себе то, что психологи когдато называли
"инстинктивным" отвращением к природе. Рефлекс, привитый на всю жизнь. Мы их
навсегда обезопасим от книг и от ботаники. -- Директор повернулся к няням:
-- Увезти.
Все еще ревущих младенцев в хаки погрузили на тележки и укатили,
остался только кисломолочный запах, и наконец-то наступила тишина.
Один из студентов поднял руку: он, конечно, вполне понимает, почему
нельзя, чтобы низшие касты расходовали время Общества на чтение книг, и
притом они всегда ведь рискуют прочесть что-нибудь могущее нежелательно
расстроить тот или иной рефлекс, но вот цветы... насчет цветов неясно. Зачем
класть труд на то, чтобы для дельт сделалась психологически невозможной
любовь к цветам?
Директор терпеливо стал объяснять. Если младенцы теперь встречают розу
ревом, то прививается это из высоких экономических соображений. Не так давно
(лет сто назад) у гамм, дельт и даже у эпсилонов культивировалась любовь к
цветам и к природе вообще. Идея была та, чтобы в часы досуга их непременно
тянуло за город, в лес и поле, и, таким образом, они загружали бы транспорт.
-- И что же, разве они не пользовались транспортом? -- спросил студент.
-- Транспортом-то пользовались, -- ответил Директор. -- Но на этом
хозяйственная польза и кончалась.
У цветочков и пейзажей тот существенный изъян, что это блага даровые,
подчеркнул Директор. Любовь к природе не загружает фабрик заказами. И решено
было отменить любовь к природе -- во всяком случае, у низших каст; отменить,
но так, чтобы загрузка транспорта не снизилась. Оставалось существенно
важным, чтобы за город ездили по-прежнему, хоть и питая отвращение к
природе. Требовалось лишь подыскать более разумную с хозяйственной точки
зрения причину для пользования транспортом, чем простая тяга к цветочкам и
пейзажам. И причина была подыскана.
-- Мы прививаем массам нелюбовь к природе. Но одновременно мы внедряем
в них любовь к загородным видам спорта. Причем именно к таким, где
необходимо сложное оборудование. Чтобы не только транспорт был загружен, но
и фабрики спортивного инвентаря. Вот из чего проистекает связь цветов с
электрошоком, -- закруглил мысль Директор.
-- Понятно, -- произнес студент и смолк в безмолвном восхищении.
Пауза; откашлянувшись, Директор заговорил опять:
-- В давние времена, еще до успения господа нашего Форда, жил был
мальчик по имени Рувим Рабинович. Родители Рувима говорили по-польски. --
Директор приостановился. -- Полагаю, вам известно, что такое "польский"?
-- Это язык, мертвый язык.
-- Как и французский, и как немецкий, -- заторопился другой студент
выказать свои познания.
-- А "родители"? -- вопросил Директор.
Неловкое молчание. Иные из студентов покраснели. Они еще не научились
проводить существенное, но зачастую весьма тонкое различие между
непристойностями и строго научной терминологией. Наконец один набрался
храбрости и поднял руку.
-- Люди были раньше... -- Он замялся; щеки его залила краска. -- Были,
значит, живородящими.
-- Совершенно верно. -- Директор одобрительно кивнул.
-- И когда у них дети раскупоривались...
-- Рождались, -- поправил Директор.
-- Тогда, значит, они становились родителями, то есть не дети, конечно,
а те, у кого... -- Бедный юноша смутился окончательно.
-- Короче, -- резюмировал Директор, -- родителями назывались отец и
мать.
Гулко упали (трах! тарах!) в сконфуженную тишину эти ругательства, а в
данном случае -- научные термины.
-- Мать, -- повторил Директор громко, закрепляя термин, и, откинувшись
в кресле, веско сказал: -- Факты это неприятные, согласен. Но большинство
исторических фактов принадлежит к разряду неприятных. Однако вернемся к
Рувиму. Как-то вечером отец и мать (трах! тарах!) забыли выключить в комнате
у Рувима радиоприемник. А вы должны помнить, что тогда, в эпоху грубого
живородящего размножения, детей растили их родители, а не государственные
воспитательные центры.
Введите содержимое врезки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments