piter_book (piter_book) wrote in chto_chitat,
piter_book
piter_book
chto_chitat

Евгений Гришковец. Следы на мне.

Евгений Гришковец. Следы на мне.
М.: Махаон, 2007.

Евгений Гришковец позвонил заказать пиццу и случайно наговорил на новую книгу. Эта реприза остроумцев из «Комеди клаба» скоро окончательно перестанет быть шуткой. Извольте убедиться: свежайшее творение Гришковца, сборник «Следы на мне» Девять невыдуманных (подчеркивается автором) рассказов о прошлом: какой был бука – настоящий человек в футляре - декан филфака и наоборот, пупсик, будущий научный руководитель, почему матрос Женька сделал себе татуировку, как рассказчик шабашил в одних сибирских деревнях и отдыхал в других, как осуществлял жизнедеятельность в первой собственной квартире и т. д.

Если (допустим невозможное) «Следы…» попали бы в руки редактора, который не подозревает о существовании театрального деятеля Гришковца Е. А.,

то эти россказни были бы возвращены подателю сего с сочувственной рекомендацией печататься в нетребовательном провинциальном издательстве за счет автора. И дело даже не в том, что тексты эти представляют собою буквальное воплощение принципа «что вижу, то пою». В конце концов, литература не обязательно выдуманные истории о выдуманных людях, фантазия с воображением, но всё, что приносит удовольствие от чтения или хотя бы интересно. Так вот, у Гришковца – неинтересно. Эксклюзивный материал, жесткая событийная канва – отсутствуют, композиция никакая, ничем, откровенно говоря, не мотивированное многословие, наконец, просто очень неубедительно по языку. «Год или полтора после того эпизода в Бельгии случился другой эпизод. Случился этот эпизод в Кемерово, и в этом эпизоде снова прозвучала фраза, которую я так же ( sic! Орфография авторская) запомнил на всю жизнь». Что за эпизоотия такая? «Василий Николаевич, я убежден, не замечал тех изменений, которые происходили в стране и в жизни», - это художник слова организует нам встречу с прекрасным или прогрессивный партийный функционер вспоминает о коллеге-ретрограде? «Мы дружили в разные периоды времени жизни…» - это вообще на каком языке сказано?

Спрашивается: куда смотрел редактор? Ответ: никуда. В выходных данных указано, что тексты публикуются в авторской редакции. О, разумеется, каждая запятая этого гения эпизода отныне священна.

В «больших» прозаических вещах Гришковца («Рубашка», «Реки») подобное прокатывало, ловкий парень, он удачно выдавал дефект за эффект, - дескать, это прием такой, имитация разговорной речи, - примерно так же, как сумел всем внушить, что его знаменитая картавость – это не речевой недостаток, с каким на театре делать нечего, а индивидуальная особенность. Но в короткой прозе спрятаться особенно негде, и король оказывается голым – в чем, по-моему, отдаёт себе отчёт. Так, в рассказе «Начальник» - о том, как Гришковец школьником занимался в фотокружке - автор характерно проговаривается: «Я не чувствовал света, не видел того, что видит настоящий фотограф, казалось бы, в обычной ситуации неожиданно вскидывающий фотоаппарат… Я не чувствовал момента жизни, как надо фотографу, и не различал людей, которые на фотографиях были выразительными, а в жизни вовсе даже нет». Замените фото на прозу – вот вам и автохарактеристика литератора Гришковца, который, как выясняется, вовсе даже не умеет делать прозу. Что, впрочем, совершенно не мешает ему продолжать бойко торговать интонацией. Какой с него спрос – потчует, чем может, пока горячо, но публика-то, публика - сколько она может есть одну и ту же собаку?

Сергей Князев

 Эта и другие рецензии - в журнале "Питербук"

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments