ter_gabrielyan (ter_gabrielyan) wrote in chto_chitat,
ter_gabrielyan
ter_gabrielyan
chto_chitat

Category:

Эдуард Лимонов

Превращение в прозу. Про Лимонова
 
По поводу: http://www.limonov.de/sonstiges/OM_101.html
 
Меня всегда волновала идея: понять, как Лимонов создает прозу из ничего. Этот маленький отрывок позволяет мне кое-что четко отметить. Во-первых, у него жизнь интересная и он сам интересен—так говорили мне, когда я спрашивал—а почему ему удается такую прозу создавать? А ведь такой прозы есть и еще, скажем, Буковски. Но жизнь интересная—это не ответ. У того же Буковски она на хрен, по-моему, неинтересная. Просто у них есть тайна. Какая? А вот:
 
Лимонов пишет сугубо «документально»: умерла его жена. И он описывает, как узнал об этом. И все. Где же проза возникает? А вот где: когда он пишет, что ее сожитель был наркоманом… Тут-то он и останавливается. Резко. Как будто обрубил то, что было написано далее. В письме, дневнике и т.д. пишущий бы продолжил: ругаться, дальше рассказывать, сетовать… Нет. Факт высказан, сплетни в сторону, поехали дальше. Это такой стиль, скажем, Строгофф тоже этому следует, но Строгофф очень ограниченная личность.
 
Итак, все «подробности»--на хрен: вот Лимонов! Фраза приобретает энергетику и выходит за рамки мемуаристики в категорию искусства. Жизнь его превращается в искусство.
 
Поехали дальше.
 
Читая Лимонова, особенно его «непридуманную» прозу (не «Палача»), я всегда в уме развиваю его образы и ситуации. Так, эпизод бунта в психушке я «развиваю», представляя всякие крупномасштабные акции, ввод танков, разрушения, и т.д. А внутри психушки—что-то вроде Венедикта Ерофеева («Вальпургийку»). Т.е. мне хотелось бы, в моем умственном тексте появляется мир, где Лимонов начинает и в Венечку развивается. Что это значит? Это значит—вытащить всю философско-символическую ценность жизненных эпизодов, весь сок из них выжать, сделать их взрывчато-историческими, перейти из прозы—в трагедию и эпос.
 
Лимонов же сам никогда этого не делает, оставаясь сугубо в рамках «фактографичности», скрупулезной «честности» прозаика.
 
И тут у меня возникает риторический вопрос: ведь если это у меня в умственном тексте происходит, то может этого и достаточно? Т.е. и не надо большего ожидать от жестки-точного автора? Ведь главное не ЧТО написано, а ЧТО возникает в душе в итоге этого написанного, не правда ли? Не знаю. И все же хочется мне иногда взрыва в прозе…
 
Быть может, именно из-за этого самоограничения в прозе, понимания, что слишком много дешевых взрывов в прозе бывают, и сознательно-дисциплинированного отказа от дешевизны Лимонов и вышел в политику? Рассмотрим его последнюю фразу в этом отрывке, про танки, которыми бы он смел все препоны между своей прошлой жзинью и нынешней, между новыми странами, якобы возникшими на месте СССР, а на самом деле—новыми бюрократиями, перелицевавшими нашу великую родину себе в угоду и создавшими полосу препятствий из самоуправляемых герцогств, как во Франции в эпоху феодализма…
 
И опять-таки: его последняя фраза пробуждает во мне образ последнего очкарика-эсесерянина, доведенного до крайности, едущего на танках, во главе, чтобы смести с лица земли тупую бюрократию мира, как Дон Кихот на бесчувственные лапы мельницы…
 
И этот образ (где-то близкий также к образу «террориста» Стогоффа, кстати, лучшего его произведения, по-моему, притом что не сам «террорист» близок этому образу, а, так сказать, мое читательское восприятие, мое ожидание от него, мое заполнение трактовки его побудительных причин), уже относится к тем, которые могут быть по праву «сосланы» в сообщество ЖЖ экфразис—в «кладбище» идей ненаписанных произведений и неснятых фильмов, а может, в их кладезь…
 
 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments