Ekaterina Philippova (lyuchiene) wrote in chto_chitat,
Ekaterina Philippova
lyuchiene
chto_chitat

  • Mood:

«Россия, которой не было» - тяжело терять веру…

Давно собиралась написать этот пост, но не находила сил. Сейчас, когда эмоции немного схлынули, я могу попробовать рассуждать на «заданную тему».
 
Может ли быть что-то более тяжелое, чем потеря веры и разрушение авторитетов, которые ты себе сам создал? Разрушение светлого образа, придуманного тобой – основанного, возможно, на каких-то мифах и домыслах, на мнениях, которые имели место быть; и одновременное появление на его обломках образа совершенно противоположного? Новый образ пока не столь велик, как старый, но он живет и растет, и пусть человек уже давно умер, а споры о том, кто он был и что сделал для страны, будут длиться вечно, но нотки сомнения все больше и больше разрушают мою внутреннюю гармонию, и от этого мне тяжело.
 
Вообще, книга Александра Бушкова «Россия, которой не было» представляет собой новую (для меня) историческую модель, набор противоречий той истории, которую мы знаем. Автор не утверждает, он предполагает и последовательно доказывает свои предположения.
 
А было ли монголо-татарское иго? Если верить книге – нет. Доказательства Бушкова кажутся неоспоримыми, но я не обладаю достаточными знаниями для надлежащей оценки этих доказательств. Или еще: Лжедмитрий I был весьма положительным и дружелюбно настроенным царем и за краткий срок «сидения» на престоле успел сделать много хорошего для России. Удивительно, не так ли? Для меня – очень. Но ничто не произвело на меня такое сильное впечатление, как рассказ о жизни и «подвигах» Петра I, который был для меня почти кумиром. Читая посвященные ему главы, я плакала прямо там, где была в момент чтения, и мне было очень нелегко.
 
Порабощение Петром I собственного народа, которое не привело к каким бы то ни было успехам; повсеместная травля, доносы, самые изощренные пытки (кстати, применявшиеся в свое время еще Великой инквизицией задолго до Петра), неуспехи на войне, трусость, страхи, развращенность и педерастия с Меньшиковым, солдаты, имеющие право судить генералов, указы на все случаи жизни, налог «на смерть», не введение, но развитие уже имевших новшеств в образовании, международных отношениях и других сферах… это я сейчас «надрала кусков», на самом деле все гораздо хуже.
 
Чего стоит только вот это:
 
«Радикалы и революционеры Петра как раз обожали. Белинскому вторил «московский бастард» Герцен: «Петр, Конвент научили нас шагать семимильными шагами, шагать из первого месяца беременности в девятый» - то есть, на мой взгляд, рождение недоразвитого плода, который только кажется готовым к рождению, но это неестественно.
 
«Пушкин поначалу написал «Полтаву» - одно из ярчайших в русской литературе восхвалений Петра. Однако, возмужав и посерьезнев, за сто пятьдесят лет до Стивена Кинга создал великолепный «роман ужасов» - поэму «Медный всадник», где Петр уже совсем иной, прямой аналог современных полусгнивших зомби и прочих «живых мертвецов», с тупой непреклонностью преследующих вопящих от страха беглецов…»
 
«И зашагали… Советские историки любили важно отмечать, что «Ленин в высшей степени положительно относился к деятельности Петра I». («Вождь мирового пролетариата» в данном случае всего лишь следовал за Энгельсом, еще одним почитателем разрушения и вселенской ломки, назвавшим Петра «действительно великим человеком». Маркс считал Петра гением, деятельность Петра — «исторически оправданным закономерным историческим процессом».) Так что среди учителей Ильича несправедливо будет числить лишь Маркса с Энгельсом — эту сомнительную честь разделяет и Петр, названный Герценом «революционером на троне». Он же, Герцен, говаривал, что Петр был «первой свободной личностью в России». Спорить с этим нельзя — беда только, что Петр был еще и единственной свободной личностью в России, все прочие, от фельдмаршала, до крестьянина, — по сути, рабами…»
 
«А уж особенно интеллигенции, разумеющей лишь внешние признаки, нравилось, что Петр «поставил Россию в ряд с западными державами». И никто не задумывался, какой ценой… Главное, все брили бороды и носили европейское платье. Суть глубинных процессов интеллигенция понимать не в состоянии…»
 
Лев Толстой поначалу относился к Петру прямо таки восторженно, собирался писать роман о нем, но впоследствии наступило отрезвление, и Толстой оставляет такие строчки: «Был осатанелый зверь…» «Великий мерзавец, благочестивейший разбойник, убийца, который кощунствовал над Евангелием…» Говорил о Петре I и его сподвижниках: «…убивали людей. Забыть про это, а не памятники ставить».
 
Я не читала «Медного всадника», также – я повторю это снова – я не обладаю достаточными знаниями для того, чтобы дать оценку прочитанной книге Александра Бушкова «Россия, которой не было», но чувствую, что он, может оказаться прав, и Петр I вовсе не такой великий, как о нем пишут историки. Единственное, что спасает меня в этой ситуации, - понимание некой однобокости оценки Бушкова – перечисление только негативных сторон деятельности Петра I, не уделяя должного внимания всем событиям, которые происходили в период его царствования (сложно было провести оценку всей эпохи на всего-навсего 100 листах книги, отведенных под нее), и я снова чувствую потребность в расширении знаний. Мне срочно необходимо заполнить чем-то образовавшийся вакуум. Я не хочу разочаровываться настолько сильно, и мне больно ломать свои наивные и светлые представления о деятельности этого человека.
 
Падение кумира началось… продолжится ли оно? Я не знаю. Необходимо подумать о том, как быть дальше.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 66 comments