piter_book (piter_book) wrote in chto_chitat,
piter_book
piter_book
chto_chitat

Category:

Илья Бояшов. Путь Мури.

Илья Бояшов. Путь Мури. Спб.: Лимбус Пресс, 2007

Этот небольшой текст – классический пример маханья кулаками после драки. Уж вроде бы все отговорили, как роща золотая, по поводу очередного присуждения НацБеста, уже давным-давно в новостях показали растерянного лауреата с букетищем в руках, и вдруг… Но, знаете, есть такой любопытный и, как кажется, исключительно российский жанр - «не могу молчать». И потом, если компетентное жюри предложило нам очередной бестселлер, так давайте его раскроем. Хоть в первый раз, хоть во второй. Думаю, эта книга как раз из того ряда, который никак одноразовым чтеньем не назовешь. Итак, раскрыли.

Говорят, собака привыкает к хозяину, а кошка к дому. Но что делать кошке, точнее коту, ежели его дом перестал существовать? Ежели его разметало очередной бессмысленной войной, а хозяева бежали, не взяв с собой четвероногого члена семьи по неизвестным причинам? Вариантов, как водится, несколько. Но главный герой романа Ильи Бояшова «Путь Мури», нагловатый кот-сибарит, из тех, кто нещадно тиранит своих хозяев и, закоснев в зоологическом своем эгоизме, понятия не имеет о преданности и жертвенности, выбирает путь. Но не путь как философию бытия (а как раз этому посвящено немало страниц повествования), а конкретный путь с конкретной вполне прагматичной целью: вновь обрести привычную миску и привычную подстилку. И цели этой – с немалыми усилиями и ощутимым, но, к счастью, временным уроном для здоровья – в конце концов достигает, демонстрирую победу действия над недеянием. В общем, «…кто весел, тот смеется, кто хочет, тот добьется, кто ищет, тот всегда найдет!»

Но не все так просто в этом изящном (и по формату и по форме) романе-притче. Забавно, когда берешь в руки стандартный покет-бук в 232 страницы и читаешь подзаголовок – роман. У нас-то за плечами все больше многотомники, и какие! - «Война и мир», «Тихий Дон», в конце концов «Хождения по мукам»! Но не спешите гримасничать. «Путь Мури» - роман, причем с ясно заданной романной задачей. Полифония «Пути» вполне развита и абсолютно оправдана. Сюжетные линии сплетаются в прихотливый, но отчетливый гобелен, являющий нам малоприглядную и, увы, до боли узнаваемую картину конца ХХ века с захватывающими историческими экскурсами в виде необходимой жесткой рамы. Уж не знаю, кто именно писал аннотацию к изданию (редактором указан известный питерский прозаик Сергей Коровин), но адекватность ее содержанию на удивление столь точна, что грех не привести ее полностью: «Эта книга - занимательный роман-притча. Ее автора без натяжки можно назвать Кустурицей в прозе. На фоне приключений обыкновенного кота Мури, потерявшего во время войны в Боснии своих хозяев и теперь вольно гуляющего по всей Европе, решаются весьма серьезные вопросы. Кит рассекает океан, лангусты бредут вереницей по морскому дну, арабский шейх на самолете без посадки облетает землю, китаец идет по канату через пропасть… Есть ли цель у их пути или ценен сам путь? Будет ли путнику пристанище или вечное скитание – удел всего живого?».

Все так. Хотя кое-что осталось за кадром и этого небольшого текста. Скажем, очередной исход евреев из очередной горячей точки под водительством мудрого старого Якова, который знает, что какой бы стабильной и лучезарной ни казалась жизнь, ноги у еврея всегда должны быть тренированными, а походная тележка наготове. И, выведя небольшую часть своего народа из мест неизбежной гибели и отправив их в относительно спокойную (пока! только пока! – старый Яков знает, что говорить всю правду ведомому тобой стаду опасно) Америку, сам он заканчивает свой земной путь на скамейке в аэропорту. Или же замечательное, поданое с тонким деликатным юмором (никакого столь распространенного ныне глумления!) историческое противостояние двух китайских философский школ (ну чистые свифтовские остроконечники и тупоконечники) и - современное - двух европейских научных. Все рифмуется в этой жизни, все со всем аукается, все во всем отражается и все со всем связано.

Так обитатели мира невидимого (людям, но не коту, запросто общающегося со всеми встреченными домовыми вне зависимости от границ и стран) при потрясении мира видимого страдают ничуть не меньше двуногих собратьев, уничтожающих друг друга незнамо за что. Домовые гибнут на пороге разрушенных домов, стихиалии (духи материи всех возможных видов, если кто давно не брал в руки Даниила Андреева) стонут, тучи демонов носятся, как стервятники, над новой добычей, помечая лбы будущих жертв. Картина, впечатляющая не менее бондарчуковского Бородина или битвы на мосту в «Ночном дозоре».

И – что примечательно – о чем бы ни говорил Бояшов, какие бы стороны бытия ни затрагивал, каких бы героев ни вводил и кого бы ни награждал человеческой речью – все у него получается как бы единственно возможным образом. Никаких тебе условностей т.н. турбореализма или возведенного в сан жанра фэнтези. Никакого натужного демонстрирования начитанности, образованности и существования в модном литературном контексте. В чем дело? Да в самом простом – в высокой художественности прозаической ткани, попросту говоря – в природном даре. В самой музыке фразы, которая не только сообщает о действии героев или их мыслях (вкупе с мыслями автора, разумеется), но несет в себе некую самоценность прозы, о которой мы, читатели, в потоке «крепкой», «хорошей» и «увлекательной» беллетристике стали как-то и подзабывать. А вот жюри Национального Бестселлера вдруг очнулось от этого морока и вспомнило о чем-то настоящем. И присудило этот самый НацБест скромному питерскому редактору без какого-либо предварительного пиар-продавливания и бесконечного торчания в экране. Молодцы, нечего говорить! Как молодцы и издатели, то бишь Константин Тублин с редакторской командой, рискнувшие новым именем и попавшие в яблочко. Тираж, конечно, скромный – 3.000, но по условиям НацБеста будет еще один – 50.000. Одно жаль, не видно пока массированной раскрутки: ни полосных интервью, ни встреч во всех крупных книжных магазинах. Может, просто ждут, когда лето кончится?

Что же касается кошек вообще, то, по версии героя только что вышедшего романа норвежца Тома Эгеланна «Наследники Иисуса», они к нам заброшены инопланетянами для наблюдения за жителями Земли. Очень, знаете, похоже на правду.

Кристина Кудрякова

Эта и другие рецензии - в журнале "Питербук"

Tags: Б, Бояшов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment