варанка (varranka) wrote in chto_chitat,
варанка
varranka
chto_chitat

Categories:

Елифёрова Мария, Смерть автора

Недавно на книжных полках появилась книга Марии Елифёровой, настоящего знатока своего историческо-детективного дела.
Собственно, "Смерть автора" - это не детектив в традиционном значении, а своеобразная подборка "документов"... хотя я бы так громогласно их не называла - это обрывки заметок в газетах и письмах, популярных журнальных изданиях и есть даже вырезки из дневников. И всё это ради того, чтобы автору не самому тащить за руку сквозь дебри истории читателя, а чтобы читатель сам скользил по страницам, листал, вчитывался, строил предположения и из вот таких обрывков мозаики складывал своё представление о том что случилось понемногу, шаг за шагом... Интригующе? :) по-моему, вполне. Меня лично сначала заинтересовала необычная обложка, а потом несказанно порадовало и содержание.
Книга повествует о смерти знаменитого писателя по имени Алистер Моппера в начале ХХ века. Она чем-то по духу мне напомнила детективы Агаты Кристи или даже рассказы о Шерлоке Холмсе - едва заметно, но всё же. (Мистики там, кстати, предостаточно).

Заметка из The Literate Modernity (№23/1913)
Ажиотаж вокруг «Мирослава боярина» и представленного нам в этом году Мирослава Эминовича достиг апогея пошлости. Мало публике «Мирослава» - теперь ещё объявилась «Элоиза». Нет, мы не шутим. 5-го числа нам в редакцию пришло письмо за подписью «Элоиза Батлер», предусмотрительно закавыченной. Содержащейся в нём ахинеи мы даже не приводим здесь; скажем только, что за тоном этого письма чувствуется рука мистера Моппера, который не довольствуется уже поднятой шумихой вокруг романа и его предполагаемого героя и хочет поднять её ещё больше. И это тогда, когда издательства отказывают в публикации одарённейшим писателям, которые действительно смогли бы составить новую эру в литературе!
Бернард Кросс

Из The New Age, №24/1913.
Алистер Моппер и его сердитые критики
Недаром говорится, что литературная критика – лучшая школа злословия; мистер Кросс тому подтверждением. Он договорился до того, что обвинил Алистера Моппера в составлении подложных писем из жадности и любви к шумихе. Мне нет дела до того, кем был автор письма; но в очернении Моппера критик несколько переусердствовал, причём довольно недостойным образом. Негодуя по поводу «тщеславия» Моппера, Кросс начисто забывает – или сознательно умалчивает – о том, что писателю сейчас шестьдесят шесть лет и что до недавнего времени он не мог выбиться из нищеты, десятилетиями влача существование непризнанного драматурга; что признание он получил лишь пять лет назад, после выхода первого издания «Мирослава боярина», которое, однако, не обогатило его; что здоровье его очень слабо, и он в любой момент может оказаться инвалидом – было бы удивительно, если бы человек в его положении не сделал ничего, чтобы спокойно дожить свою старость. Что же касается талантливых писателей, которым якобы нет дороги, то Бернард Кросс явно демонстрирует ослабевание памяти. Не он ли не далее как три месяца назад зарубил «Портрет художника в юности» Джеймса Джойса, сочтя его непристойным для своего журнала? (Уж в «Мирославе боярине» самый взыскательный глаз не обнаружит непристойностей: вполне во вкусе мистера Кросса!).
Нет, пошлость заключается не в романе и не в его престарелом авторе, а в позиции мистера Кросса. Кросс принадлежит к категории рассерженных профессоров – т. е. тех, в чьём складе ума заложено брюзжание на несовершенства окружающего мира в сравнении с их собственными добродетелями. В своих выпадах против Моппера он проявляет столь же мало вкуса и мысли, сколь и в прошлогодних его нападках в адрес женщин-писательниц, нападках, над которыми можно только от души посмеяться. И если у нас неразвит литературный вкус, то лишь потому, что не развит критический метод; потому, что у нас до сих пор анализ текста подменяют личными нападками, нелепыми и неумными. Пока это положение дел не переменится, публика будет по-прежнему предпочитать «Мирослава боярина», и я не решусь её за это упрекнуть.
Вирджиния Вулф.

В общем, интеллектуальное, интересное чтение - гарантировано. И потом - историкам будет особо интересно, потому что Мария использует занимательный приём: анахронизмы, то есть намеренное искажение некоторых исторических фактов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments