rdelta (rdelta) wrote in chto_chitat,
rdelta
rdelta
chto_chitat

Categories:

Дмитрий Балашов - Трилогия

Когда видишь какое то "Событие", всегда интересно разобраться "Как так получилось", будь это возвышение какой то страны, свершения благородного мужа или  в прах рассыпалась великая империя.

Недавно довелось мне побывать в Италии, в частности во Флоренции. Даже не возьмусь пытаться передать то впечатление, которое произвела на меня Тоскана, но очень захотелось узнать про нее побольше.

Побольше особенно про Медичи, удивительный род с шестью пушечными ядрами на гербе, оставивший неизгладимый след в истории Италии, Франции, да и всей Западной Европы.

Как так вышло, что при Козимо и Лоренцо и страна расширялась, и искусства процветали и народ богател и налоги снижались? Вот и разыскал я книгу Н. Маккиавелли "История Флоренции". При всем моем уважении к этому автору и особенно к его "Государю", книжка читается нелегко. Две трети описывает кучу мелких событий и войн Флорентийских, которую очень хочется назвать мышиной возней. И вот наконец то мы добираемся до Козимо и его отца Джованни. Ну вот, тут вроде бы можно сосредоточиться и что же? А ничего. Джованни отличался рассудительностью и кротостью нрава и сумел не только сколотить большое состояние, но и опираясь на него завоевать любовь низов. А дальше Козимо действует использую это состояние и славу Отца, как ключевой ресурс. А как Джованни сколотил состояние? Что такого конкретного сделал? Догадайся мол сама.

К чему все это - сам собой встал вопрос - а есть ли такая книга, которую можно назвать идеальной, с точки зрения и исторической и психологической и экономической и всех других точек зрения, объясняющая "Как это вышло"?

И тут же сама собой всплыла в памяти Трилогия Дмитрия Балашова о Москве.

Младший сын. http://www.lib.ru/HIST/BALASHOW/bala2.txt

Великий стол. http://www.lib.ru/HIST/BALASHOW/velikiys.txt

Бремя власти. http://www.lib.ru/HIST/BALASHOW/bremyavl.txt

Трилогия рассказывает о том, как Москва, в обход лествицы (наследного права) стала Великокняжеским городом, а в последствии и столицей единой Руси (но это конечно за рамками книги).

Первая о младшем сыне Невского Данииле (см. соответствующий монастырь и рынок) которому достался этот маленький, захолустный никому не нужный городишко.  И книга эта рассказывает, как юноша сумел к концу своей жизни превратить этот городишко в город, который смог успешно конкурировать с Тверью в борьбе за великокняжеский стол.

Вторая о борьбе старшего сына Данилы Юрия с Михаилом Тверским (святым). Данила умер не став великим князем, поэтому Москвичи по лествице не имели никаких прав. Однако такие права нашлись в оставшихся от Данилы сундуках. Кроме того у Юрия были и другие аргументы - например он успешно женился на дочери великого золотоордынского хана.

Третья - рассказывает, как уже после смерти Юрия (которого в Орде зарубили Тверичи) средний Данилович - Иван (в последствии Калита) продолжает путь брата. Но почти как Ленин идет совершенно своим путем. И Москва не только смогла выиграть у Твери (и Нижнего и Галича и т.п.) но и пережить три Литовщины и выйти к Угре.

Но это просто канва. Книга действительно уникальная и непростая. Читать желательно с погружением. Язык книги конечно не старославянский, но создает удивительный эффект присутствия. В трилогии несколько линий (и княжеская и боярская и крестьянская) не говоря уже о множестве интереснейшей информации и о роли православной церкви в объединении Московии, и о том, как между Ордой и Москвой пролегла пропасть, после того, как Орда приняла мусульманство и об отношениях Калиты и Узбека и о многом другом.

Но пожалуй самое удивительное - это глубокий психологизм книги открывающий окно во внутренний мир персонажей книги. Чего только стоят молитвы Юрия и Ивана.

Это и правда поразительная книга, которую правда я никак не могу набраться сил перечитать (уж очень сильным было первое впечатление).

И искренне жаль, что Автор - Дмитрий Балашов - уже ничего не напишет…

 

Пара цитат:

Смерть Акинфа (отца Андрея Кобылы и предка А.С. Пушкина)

 

 


 

Молитва Юрия "Жажда власти"

 

Господи! Как я хочу вышней власти! Почто Михайло, а не я? Мало дарил
я  Тохту?   Мало  раздал  вельможам  ордынским  серебра,  соболей,  сукон,
кречетов?  Мало красивых девок?  Мало греческого вина и меда было выпито и
пролито на пирах?  За что ему,  а не мне? За что?! Лествичное право! Смех!
Кто об ем помнит,  об етом праве! Не то, не то... другое тут! Или заплатил
боле моего Михаил...  Да нет!  Куда уж боле!  Батюшка, покойник, за голову
схватился бы, узнай, сколь мы передали ордынцам добра! ….

     Брат Иван бает,  надо добром...  С кем добром, а с кем и... пожестче!
Со Святославом это он,  верно,  хорошо устроил. Снарядили можайского князя
на Брянск -  довольнехонек!  Сидел, дрожал: зарежут, стойно Константина, а
как отъезжал с дружиною к Брянску, дак того паче величался, уже и в гости,
как равного,  звал!  Князек... 

     Господи,  дай мне вышнюю власть на Руси!  Батюшка, повиждь с небеси и
помоги сыну  своему набольшему!  Прости Сашка с  Борисом,  не  хочу желать
смерти  им,  даже  Александру (не  попусти,  Господи,  до  таковыя нужи!).
...
     Дай,  Господи! Не томи! У меня изныла душа! Ладони горят огнем, вложи
в них то,  что надобно мне паче меры, паче жизни самой! Дай, Господи, рабу
твоему Юрию, князю московскому, вышнюю власть на Руси!>

 

 

Молитва Калиты "Пощади"

 

"Господи!
     К  тебе воззвах и  к  стопам твоим припадох со  скорбью и  ужасом,  и
отчаянием моим, и мольбой!
     Страшен ты еси, и страшнее кары милость твоя!
     Ты  послал мне  возлюбленных чад на  лоно мое,  возвеселив и  упокоив
сердце мое.
     Ты окружил мя боярами многими, верными и радеющими мне.
     Ты собрал волость отца моего воедино и вручил в руку мою.
     ….

     Смраден я и жесток,  и черств душою,  и жаден,  и алчущ, и нет во мне
нужной любви к  ближнему моему!  Земля страждет от дурноты моея!  И  стать
другим не хочу я, Господи!
     Но  не отринь мя,  не отврати очес от последнего раба твоего,  не дай
остуды сердцу своему! Ты велик, и благость твоя безмерна. Пожалей же меня,
Господи, и не погуби!
     Страшусь я казни твоей,  и недостоин я милостей,  иже пролияста на мя
волею твоею!  Казни достоин я и нужныя смерти от тя за кровь,  и слезы,  и
скорбь всея земли, и знаю это, и не хочу умирать!
     ….

     Ибо того,  что смогу я,  не  смогли бы они по величеству души своея и
погубили бы землю свою и язык свой. (Лукавлю, Господи, не ведаю того явно,
но мню тако!) Не для себя,  для земли и языка русского молю я о милосердии
твоем!  И -  прости меня вновь, Господи, за лукавство мое - но и для себя,
для своей души такожде молю, умоляя: не погуби!
    ...
     Да,  хочу,  да, бескраен я тоже, как и убитый брат мой, и так же, как
он, - жесток! Веришь ли ты теперь величеству страсти моей?
     И хотя бы за это одно - пощади, Господи!
     Воззри на мя с небес,  владыка превечный, милосердный Боже! Воззри же
с  небес,  всеблагой,  на последнего раба твоего и ради величества страсти
моей - не погуби!

 

Княжич Иван  растерянно отшатнулся,  не  сдержав невольного ужаса  от
повисшей на острие косматой ноши,  а  тяжелая темная капля,  упав с копья,
впечаталась в  изрытый копытами снег,  и  многие  из  остолпивших княжича,
невольно оторвав глаза от отрубленной головы Акинфа,  проводили глазами ее
смертное падение.  И  Федор,  что как раз,  отирая пот,  подъехал к  толпе
воевод,  увидел дрожь княжича,  не  знающего,  что ему делать со  страшным
подарком,  и  угрюмые лица  бояр,  которые -  кожей учуялось сейчас -  все
подумали одно: хоть и Акинф, а такого не надо бы! И Федору еще подумалось,
что хорошо,  очень хорошо, что не он убил великого боярина Акинфа, и очень
плохо для Родиона, надругавшегося над супротивником своим. Будут теперь, с
молчаливым укором, обходить его в думе великокняжеской, станут сторониться
и в совете, и на пирах, - ежели созовут на пир, - ибо не как свой поступил
он с поверженным врагом.  А Акинф Великий,  -  несмотря на давешнюю измену
князю Дмитрию и  нятье Бориса в  Костроме,  несмотря на  все неприятства и
злобы, несмотря даже и на нынешний его набег на Переяславль, - несмотря ни
на что, Акинф был все-таки свой.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments