Andir (andir) wrote in chto_chitat,
Andir
andir
chto_chitat

Categories:

Курт Воннегут. Бойня номер пять.

Вторая мировая война. Кровавая бомбёжка Дрездена. Летающие тарелки. Вот такие дела.

Это всё то, что улавливает сознание при прочтении романа, хотя это всё скорее фон к роману, хотя и очень очень важный. Картинки же рисуются совсем не радужные.

Роман о войне, о жизни бывшего американского рядового Билли, который попал в плен и пережил бомбёжку мирного города Дрездена. Всё пережитое намертво впечатывается в его память, и он постоянно сознанием возвращается на эту войну. Разум его пытается создать ограду от этих неисчезающих воспоминаний и так появляется объяснение, основанное на фантастике Килгора Траута. Горький смех сквозь постоянные слёзы Билли.

Ещё где-то за четверть страниц до окончания у меня мелькнула воспоминание о том, где ещё я встречался с подобной пронзительной прозой. Это был небольшой рассказ Шаламова о тюремном лагере, когда главный герой попал в карантин из-за подхваченного тифа. Такое же беспросветное остановившееся время, из которого невозможно уже выбраться и всё что можно сделать – это просто наблюдать за собой со стороны. Окружающим кажется, что всё уже прошло и осталось только в призрачной памяти. Что всё было неизбежно. Таков был тот момент.

После прочтения первая же мысль была попытаться понять, о чём хотел сказать автор, о чём предупредить. Но Автор заботливо выставил в самом начале романа блок от таких мыслей. Он писал свой главный роман, роман о войне, о войне на которую послали детей.

P.S. Рассказ Шаламова так и называется «Тифозный карантин» из сборника рассказов под редакцией Виктора Ерофеева, который тот почему-то назвал «Русские цветы зла».
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments