Солдат бумажный (is1and) wrote in chto_chitat,
Солдат бумажный
is1and
chto_chitat

Category:

Орхан Памук. Черная книга. Меня зовут красный

Если бы Умберто Эко родился в Стамбуле, если бы его мама на ночь читала сынишке сказки Шахразады, а не «Пиноккио», если бы в школе он учил наизусть Низами, а не Петрарку, если бы вместо сложных семиотических изысканий он читал бы турецкие газеты и бесконечно бродил по заснеженным улицам второго Рима, заглядывая в лавки и перебрасываясь новостями со стариком-парикмахером – то это был бы Орхан Памук. И то, что сегодня с нами в этом мире живут и творят оба – и итальянский Орхан, и турецкий Умберто – не только удивительное совпадение звезд или планов высших сил, но еще и величайшая удача для читателя.
В «Черную книгу» входишь, как в лабиринт, полный чудес и неожиданностей, пряных запахов и тайников с сокровищами. Она говорит с тобой разными голосами, бесконечно вкладывает друг в друга истории, околдовывает, очаровывает, как факир своей змеиной флейтой – последняя страница дочитана несколько недель назад, а я, кажется, все еще кружу по Константинополю, кутаясь в пальто и потирая замерзшие пальцы.
Любителям остросюжетности, лаконичности, конкретики с Памуком, конечно, не по пути. «Черная книга» - рай для предпочитающих вдумчивое, медленное чтение, медитацию над перекличками, символами и знаками. В романе есть главы, которые хочется прочесть вслух самому любимому человеку, и другие, над которыми думаешь долго, и мысли не успевают друг за другом. Очень мудрая книга. Очень красноречивая книга. Очень искренняя. Очень турецкая. Очень современная. Не книга-которая-претендует-на-что-то, а книга-которая-просто-есть. Завидую тем, кому предстоит впервые открыть ее.
«Меня зовут красный» - роман композиционно более стройный, менее эмоциональный, в большей степени завинченный на сюжет. Но перед нами тот же Памук с его умением по мановению волшебной палочки перевоплотиться в любого (даже в рисунок собаки, висящий на стене кофейни) и страстью вкладывать истории в истории, а их, в свою очередь – в другие истории. И снова Стамбул, пусть и более древний, и снова зима (нобелевский лауреат 2006 года, выросший в теплой Турции, явно неравнодушен к снегу – и как же я его понимаю, если бы вы знали!), а еще - таинственная книга, убийство, философия, любовь... Шекюре – почти психотерапевтически точный женский образ, один из правдивейших на моей читательской памяти: остается только удивляться, как мужчине удалось настолько вжиться в шкуру извечного врага. Самая полифоничная книга в мире: каждый герой в ней как бы пишет свой роман, складывая разноцветные страницы в пеструю картину, которую видно даже (или не даже, а в первую очередь) с закрытыми глазами.
В общем, пока вы дочитываете эти строки, я с превеликим удовольствием вбиваю в графу «интересы» слово «Памук». Чего и вам желаю.

З.Ы. А между двумя вышеуказанными романами были еще «Шелк» Барикко и «Евангелие от Пилата» Шмитта. Итальянец больше всего напомнил Коэльо: читается легко, а книгу закрыл - ни уму, ни сердцу. Шмитт оставил странные ощущения: с одной стороны, со времен «Секты эгоистов» Э.-Э. явно поднаторел в романной форме, с другой – уступив место технике письма, ушла новизна идей и смыслов. На фоне «Мастера и Маргариты» и «Иуды Искариота» «Евангелие от Пилата» выглядит не более, чем добротным детективообразным коммерческим проектом. Все, в эпическую прозу Шмитта я больше ни ногой: только портится впечатление от драматургии.
Tags: Памук, современная
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments