August 1st, 2021

"Дорожные работы" Стивен Кинг

"Правда" - слово скользкое

Что же тогда жизнь? Прелюдия к аду.

На солнце бывают пятна, а у любимого писателя книги, которых не понимаю и не принимаю. "Дорожные работы" написанные сорок лет назад под псевдонимом Ричард Бахман, из таких. Сюжет депрессивный, герой не внушает симпатии, а к его несчастьям, вместо сочувствия, испытываешь род брезгливой жалости.

Collapse )

"Дорожные работы" напоминают, что насилие порождает лишь ответную агрессию, в то время, как нахождение разумного компромисса в независящих от тебя обстоятельствах может многое изменить к лучшему. Аудиокнига в исполнении Игоря Князева превосходна как всегда и помогает смягчить горькое тяжелое впечатление.

"60-е мир советского человека" Петр Вайль, Александр Генис

Не Парфенов

Никакие документы, никакие архивы, никакие мемуары не восстанавливают прошлое. Они формируют настоящее, создавая миф о прошлом.

Леонид Парфенов в заглавии неслучаен, его проект "Намедни. Наша эра" первое, что вспоминается, когда заходит речь о десятилетиях советской жизни. И думаешь сначала: "Зачем еще? Это ведь уже сделано и сделано эталонно хорошо". А потом: "Жаль только, мало, галопом-по-Европам и в формате новостной нарезки - видеоряд основное, текст второстепенное, аналитики минимум" Леонид Геннадьевич и сам говорит о том, что программа вместе с дополняющими ее книгами все-таки ближе к телевидению: богато иллюстрированные тома, в которых картинка не менее важна, чем текст и занимает едва ли не больший объем.

Где есть спрос, там явится предложение. Книга Петра Вайля и Александра Гениса захватывающе интересный, что не мешает ему быть обстоятельным и энциклопедичным по полноте охвата, рассказ о времени, получившем в советской хронологии название "оттепель".

Collapse )

Приоритет слова перед картинкой и умная аналитика без назойливого морализаторства и стремления навязать читателю/слушателю свой взгляд на вещи. Интересно, емко, афористично. Бездна читательского удовольствия.

  • kvuzya

книги июля

Рольф в Лесах
Эрнест Сетон-Томпсон

Читает Евгений Терновский
Проклятая «олЕнина».
Всё остальное прекрасно - бытование в лесах, охота, становление дружбы и любви, причуды судьбы, забавные и жестокие животные. "Индейский шаг" у меня отсюда, факт.
Правда, в юности книга была неполной, как я сейчас понимаю - была оторвана треть, где война, служба разведчиком, ранение и прочее, и грустное и радостное. Не могу сказать, что жалею, что тогда не прочитала часть, всё самое любимое и сейчас - где Рольфу Киттеренгу ещё не исполнилось 18ти.

Андрэ Нортон
Суд на Янусе

Перечитывала, распакованы самые старые книжки, там БСЭ и Чехов, но руки тянутся к сказкам))
У Нортон есть серия книг о людях из Дипила (Диппла), это обычно беженцы и прочие неблагополучные. Жизнь вынуждает их отправиться на другую планету, там что-то происходят и они становятся свободными, но изменёнными (и физически тоже). И учатся жить — иначе, принимать себя иными.

Ларри Нивен
Четвёртая профессия

Когда-то был один из любимых рассказов, да и сейчас не потерял своей прелести. Там, конечно, мечта лентяя - всё происходит не выходя из бара, знания раздают в таблетках, профессии интересные и даже космические, преданная женщина в придачу!

Джон Гордон
Честность - лучшая политика

Чтобы вообще не врать - достаточно иметь рабочие мозги и способность менять точку зрения. А люди сами за вас напридумывают чуши))

Алексей Пехов
Пряха
Под флагом милорда Кугеля

Фентези-рассказы, милые)

Кэндзи Маруяма
Сердцебиение
Течение лета

Рассказы, жаркие и печальные.

Майк Крейвен
Шоу марионеток

читает Роман Волков
Чтец - а-ба-жаю! Тилли особенно трогательна в его исполнении)
Детектив - интересный, не затянутый, хороший)

Роджер Желязны
Остров мёртвых

читает WhiteWoolf
Переслушивала, никак не определюсь, что у Желязны больше нравится, «Князь света» или «Остров мёртвых».

Павел Басинский
Святой против Льва

Читает Вячеслав Герасимов
Басинский мне понравился ещё при чтении «Лев Толстой: Бегство из рая», очень деликатный человек, ОЧЕНЬ. Я так не могу, а Лев Толстой (вместе с Сонечкой Бернс) адски меня занимают и представляют для меня некий идеальный ужас, что в отношениях, что в мышлении. Плюс я ещё тот счастливый человек, которому пофиг, из какого сора рождаются стихи: стихи отдельно, сор отдельно, друг на друга влияют как квазар на социум*. Поэтому и «Войну и мир» я люблю, и ужасаться Льву мне это не мешает)
В «Святой против Льва» сопоставляется жизнь, духовная жизнь и умозрения Льва Толстого и отца Иоанна Кронштадского.
Сделала твёрдый вывод - не читала Евангелие от Толстого, и не буду. Этак и в драконов верить разучишься, тьху.

*Вы же в курсе, что сотики определяют ваше местоположение - ориентируясь по квазарам, да?))