July 8th, 2021

"Дом доктора Ди" Питер Акройд

Синдром самозванца

Меня преследует один страх, одна навязчивая идея – боязнь, что любая написанная мною строка имеет какой-то иной источник, что я краду у кого-то фабулу и слова, что я использую темы и находки других романистов.

И не случайно. вы ведь, в самом деле давно занимаетесь этим, господин Акройд. Так получилось, так совпало, что завершение века и тысячелетия породило в литературе странный гибрид псевдоисторического романа с интеллектуальным и приключенческим. Героями, как правило, выступали реальные исторические фигуры: ученые, писатели, поэты. Политические деятели если и появлялись, то для создания антуража.

В большинстве случаев персонажи, в реальности бывшие кабинетными тружениками, становились в этих романах сильными смелыми ловкими харизматичными супергероями, да к тому же наделенными непобедимой сексуальностью. Принужденные всесильной авторскою волей сражаться с рептилоидами, зомби, инопланетянами, чернокнижниками, маньяками etc, они с честью выходили из испытаний, в награду получая прекрасных дев и полцарства.

Collapse )

Игра в классики

На самом деле каждый из нас - театральная пьеса, которую смотрят со второго акта. Все очень мило, но ничего не понять.

 

Игра в классики» – сложный и многослойный роман Хулио Кортасара, который можно читать и перечитывать. Что он из себя представляет? Просто литературный эксперимент аргентинского писателя? Или трудное в освоении метафизическое путешествие сквозь смыслы?

«Игра в классики» – это роман-игра, и от читателя здесь требуется играть в буквальном и переносном смысле. Взаимодействие с читателем Кортасар осуществляет на различных уровнях реализации текста, на одних уровнях это очевидно с первого взгляда, на других становится заметным при вдумчивом прочтении и перечитывании.

Очевидной частью игры является необычное построение романа.  Порядок прочтения глав романа вариативен, и «Таблица для руководства» есть не что иное, как правила, которые нам объясняют в начале игры:

Эта книга в некотором роде – много книг, но прежде всего это две книги. Читателю представляется право выбирать одну из возможностей

Collapse )

"Мы умели верить" Рабекка Маккай

Мы одной крови

«Вдохните так глубоко, как только сможете, – сказал он, – и не выдыхайте, – они вдохнули, и тогда он сказал: – Теперь вдохните еще. И тоже не выдыхайте».
Они попытались.
«А теперь вдохните еще раз. Этот третий вдох и есть то, что чувствуешь при пневмонии».

Я попробовала сделать это когда читала книгу и в первый раз испытала настоящий ужас - так вот оно как, оказывается. С этой книгой все время так, она делает твоим то, что переживает и чувствует другой человек. Из категории отвлеченных знаний переводя в разряд вещей, которые пережила ты сама. Пусть ненадолго, пусть с ослабленной интенсивностью, это уже вошло под кожу, в кишки, легкие, кости. В кровь.

Collapse )

Не могу не сказать о переводе. Немалую роль в решении читать (кроме Пулитцера и рекомендации Насти Завозовой) сыграло имя Дмитрия Шепелева, который особенно хорош с передачей атмосферы замкнутых сообществ, отграниченных от мира принадлежностью к некой социальной группе. И да, блестящий перевод, достойный великой книги

Посоветуйте книгу о волшебницах (но это не точно))

Для одного задания мне надо прочитать несколько книг, где появляются сильные женщины, кто-то вроде волшебниц, ведьм и помогает другой женщине пройти трудности, справится с жизнью или что-то подобное. Или просто женщина использует магические способности или методы для решения трудной задачи, проходит через трудности, при этом она есть или становится сильной.
Вроде и часто на такие темы пишут, но это была не особо моя область интересов, так я вспомнила только сказку о Золушке, "Шоколад" Джоанн Харрис вроде подходит, и "Бегущую с волками" (но это не художственная литература, и как-то мне слишком без общего сюжета, что ли).
Буду благодарна за советы!