June 26th, 2021

Sphinx
  • m_ike

Плакать хочется

Увидев в одном из постингов фразу "Скажу только, что не плакала над книгой уже сто лет, а тут не могла удержаться", вдруг вспомнилось, что давным-давно не было случая всплакнуть над книгой. Посмеяться - другое дело.

С кинематографом как-то проще. 100-500 раз уже просмотрены "Смертельная схватка" (1980), "Вверх" ("Up", 2009) и "Песнь моря" (2014), но каждый раз непременно непрошеная слеза скатывается. Про классику вроде "Собаки Хачи" уже и не говорю - весь диван, включая суровых дяденек, носами шмыгал. А с книгами сложнее... Последнее, что припоминается - это "Лавка древностей", про которую даже в предисловии было упомянуто, что в конце там все плачут. Эффект проявился, как положено и где положено. Но то было в совсем нежном возрасте.

Итак, вспомнит ли уважаемый Олл книги, от которых вам случалось уронить слезинку, будучи старше 20 лет? (20 - это для уверенности, что слезу выдавила именно книга как таковая, а не от тинейджерских гормонов колбасило). Ведь если прав Мольер, устами своих персонажей утверждавший "гораздо легче распространяться о высоких чувствах,... нежели приглядеться поближе к смешным чертам в человеке..., а заставить порядочных людей смеяться - это дело нелегкое", таких книг должно быть на порядок больше. Или в наше избалованное эмоционально насыщенными картинками время это правило больше не действует?

"Агент на передовой" Джон Ле Карре

Полевой игрок
В начале было дело
"Фауст" в переводе Пастернака

Не поклонница шпионского триллера как жанра и прежде ничего у него не читала. С творчеством его младшего сына, пишущего изумительно парадоксальный умный жестокий нежный пугающий смешной технопанк Ника Харкуэя, знакома много лучше, Вы можете знать его "Мир, который сгинул" и "Гномон" - прошлогоднюю издательскую бомбу в сфере интеллектуальной фантастики, что так и не взорвалась из-за ковида, перенаправившего читательский интерес из отвлеченно-социальной сферы тотал-контроля в насущные земли вирусологии. В числе дополнительных достоинств Харкуэя непременно упоминается "сын Джона Ле Карре" .

И можно не продолжать, Ле Карре утес, скала, краеугольный камень. А еще, он был, из редких людей, до самых преклонных лет сохраняющих остроту ума, работоспособность и талант, которым служил своим идеалам, Освещая дорогу другим, высветляя темные и затененные места человеческого бытия, от каких обычно не ждешь добра - согласитесь, шпионский триллер не та литература, посредством которой обычно сеется разумное доброе, вечное. А он делал это всю жизнь, даже в свои восемьдесят девять даря ровный уверенный свет.

Роман "Агент на передовой" (Agent Running in the Field) , ставший последней работой писателя, написан именно в этом в этом возрасте и да, книга превосходна. В фокусе внимания, как всегда у автора, работа спецслужб с изрядно потускневшим в последние годы ореолом бойцов невидимого фронта. Мы перестали любить и восхищаться ими, несмотря на усилия массмедиа по раззолачиванию образа былого кумира, разведчика, рыцаря без страха и упрека.

Сколь не романтизируй своего среди чужих, сколько не осыпай его бриллиантовой пыльцой, под ней все та же побитая временем шпионская маска из папье-маше, которой мир уже не купишь. Сегодняшний мир хочет единства, стабильности и возможности совместными усилиями решать задачи, стоящие перед человечеством, в то время как стремления политиков неизменны со времен Цезаря: разделяй и властвуй.

Проблемы дезинтеграции мирового сообщества, отката с достигнутых позиций единства к новой холодной войне, фигуры политических лидеров, выражающих новый консерватизм - обо всем этом в романе с присущим Ле Карре отказом от яркой зрелищности бондианы, с преобладанием повседневной рутинной канцелярщины, регламентом, отчетностью, идиотами-карьеристами, подминающими добросовестных трудяг.

А еще о шестеренке в системе, по наивному прекраснодушию намеренной взломать клацающий бесчеловечный механизм. О маленьком человеке, который неминуемо должен быть смолот в труху, однако есть другие маленькие люди, не столь наивные и прекраснодушные, но обладающие совестью, и объединив усилия, все они получают шанс. Отличная книга в превосходном исполнении Игоря Князева.

Семена подстрекательства к бунту бросаются в почву задолго до того, как ростки дадут о себе знать.