April 10th, 2021

Лосев А. Античная философия истории.

Скажите, из какого языка происходит слово «история»? 

Правильно – из греческого.

А кого называют «отцом истории»?

Снова банальщина – Геродот из Галикарнасса, всё верно. Не Сыма Цянь, не Вьяса. Грек Геродот.

Именно греческое наследие, вместе с римским, и определило каноны  историописания в европейской науке, задало общую форму повествования,  заложило определённые нормы так называемого «историзма». Конечно,  современные историки реже взывают к теням Геродота и Фукидида, чем это  делаю философы в отношении досократических школ, но их отражение всегда  есть, было и будет в работах любого историка, так же как отзвук  простейших одноклеточных жив в современном человеческом организме. Они  не уйдут в прошлое.

Но стоит помнить, что Геродот и Фукидид, и иже с ними – часть большой  греческой цивилизации, которая находится весьма далеко от нас, и  обладает глубочайшей культурной спецификой. Любые тексты, выдернутые из  контекста своей эпохи, сильно теряют в своей ценности, ведь нам будут  неясны сами их творцы, и мы будем автоматически примерять к ним нормы  своей культуры, своего мышления. Именно поэтому необходимо заглянуть за  кулисы историософской кухни древнегреческих историков, и понять, как они  видели свою собственную историю.

 

Collapse )

"Остров на всю жизнь" Ольга Андреева-Карлайл

Невзрачное сухое ожерелье Из мертвых пчел, мед превративших в солнце
Русские — скитальцы нашей эпохи. Все мы мечтаем вернуться на тот остров, залитый солнцем.

Три Ольги: бабушка, мама, дочь. Первая волна русской эмиграции. Большая шумная, многообразно одаренная семья: две умницы красавицы тетушки с мужьями, двоюродные братья и сестры, мама, папа, родной брат. Бабушка вдова министра сельского хозяйства во Временном правительстве; мама - жена поэта Вадима Андреева; дочь - внучка писателя Леонида Андреева и племянница Даниила Андреева.

Collapse )

Книга написана прекрасным языком. Эта мемуарная проза читается увлекательно как приключенческий роман, где находится место опасностям, интригам, тайным врагам и неожиданным спасению, счастью в несчастье, патриотизму и принятию как данности, что кто из нас на палубе большой не падал, не блевал и не ругался? И бесконечной красоте мира, озаренного взаимной любовью близких не только по крови, но и по духу, людей.