February 20th, 2021

"Пэлем Гренвилл Вудхаус. О пользе оптимизма" Александр Ливергант

Невыносимая легкость бытия
- Допустим, однажды, твоя тетя Далия узнает из газет, что на рассвете следующего дня тебя поведут на расстрел.
- Такого не может быть. Я поздно встаю"
"Дживс и Вустер" П.Г. Вудхаус

Вудхауса любят все. На самом деле, удивлялась порой, какие разные люди признавались мне в любви к писателю. Просто такая планида, делать обаятельные смешные, нисколько не обидные вещи. Юмор и только юмор, ни разу не сатира. Собратьям по перу не заступать дороги, не составлять конкуренции в борьбе за читателя, двигаться своей траекторией, делая то, что кроме тебя никто не сделает. Читателя не задевать и не обижать своими книгами, не наступать на любимые мозоли, вообще никак не причинять боли. Предлагать лучшую и благороднейшую из возможных форм эскапизма.

Он был из тех, о ком без ерничества и сарказма можно сказать "Жизнь удалась". Шести лет не дожил до векового юбилея, писать и публиковаться начал рано, признания добился довольно скоро, жил на доходы от писательства с юности всю долгую жизнь, и жил довольно широко. Помимо написания прозы, был успешным драматургом и поэтом песенником, Америка полюбила и оценила его больше туманной родины - в одно время в 1917 году на Бродвее шли пять (!) спектаклей по пьесам Вудхауса. Следует уточнить, что написаны они были в соавторстве, и это тоже характеризует его определенным образом: умение работать в команде, согласованность совместных действий, ведущих к оптимальному результату.

Collapse )

Но разве это не лучшим образом характеризует "Пэлема Гренвилла Вудхауса. О пользе оптимизма"? Значит автор сумел заинтересовать читателя, в моем лице, героем, сделать его близким, побудить встать на его защиту (даже несмотря на то, что в особой защите тот не нуждается, время давно расставило все по местам). Книга хороша, написанная в сдержанно академичном стиле, характерном для серии "Жизнь замечательных людей", равно далека от апологии героя и от попыток снискать сомнительную славу скандальными подробностями его биографии.

Не назову эталонной, это место в моей табели о рангах давно и прочно отдано "Пантократору" Льва Данилкина, но написана хорошо, даря уровень читательского комфорта, сопоставимый с книгами Олега Лекманова о Веничке Ерофееве или Захара Прилепина о Леониде Леонове. А главное - желание свести более серьезное знакомство с сочинениями героя биографии.

и снова опознать рассказ или повесть советского автора

друзья, я традиционно:) это рассказ или короткая повесть. читала в середине-конце 80-х. автор советский, похоже современный (тому времени). скорее всего региональный. возможно питерский. действие происходит, похоже, в 70-х.
главная героиня - женщина с неустроенной личной жизнью, но молодая и привлекательная. по дороге на работу и с работы домой она кормит на дорожке муравьев сахаром. за эти занятием ей и встречается "мужчина ее судьбы". больше о них подробностей я не помню. они точно влюбляются и женятся.
как бы второй параллельной сюжетной линией произведения ведется рассказ о брате мужчины героини и его жене. домохозяйке. у этой пары - хлебосольный открытый дом. помню, что там колоритно описывается, как муж звонит, что будет через несколько часов с какими-то гостями и жена начинает мысленный диалог, открыв холодильник: вот сюда  в центр стола капусту своей засолки, фирменную и так далее. (вот это место там очень похоже на описание у катаняна, как лиля брик накрывала стол в ожидании гостей) она научилась делать всякие вкусные заготовки, которыми удивляла гостей, у них всегда в холодильнике были икра, рыба и прочие вкусные деликатесы. и вот это накрывание стола - это искусство, реально пьеса театральная для жены. они оба за время хлебосольного брака раздобрели. и вот как-то эта женщина посмотрела на себя в зеркало и ужаснулась. она вспомнила, какой была в юности: тонкой, легкой девченкой в джинсах. достала эти джинсы, поняла, что никак в них не влезет. и села на диету. эта диета была для нее чем-то важным, глобально значимым - она хотела влезть в те джинсы юности. она очень сильно худеет, очень меняется внешне. радуется успеху в процессе постройнения. но, когда она решает влезть в старые джинсы, то даже в этом новом весе, в джинсы она не влезает. садится и плачет. это как бы поставило точку в ее местах о другой жизни.
последнее, что я помню, это как героиня, которая кормила муравьев, с мужем в гостях у хлебосольного брата. они с этим братом нравятся друг другу. героиня уже беременна. и вот они выходят на лестничную площадку покурить. смотрят друг на друга, а потом целуются. и в этом поцелуе нет похоти и чего-то такого гнусного. это как точка в недоговоренностях, мимолетных взглядах и тайных случайных мечтах друг о друге. они целуются, как любящие давно живущие вместе супруги. помнб там еще было, что они качсались друг друга при поцелуе своими объемными животами: она беременным, он наеденным:)

опознано moon_carrot Георгий Семёнов "Городской пейзаж"